Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

Мертвым некому довериться, кроме живых

ris.1_1
«25 февраля — 40 дней со дня гибели наших товарищей», такими словами начинается статья, опубликованная сообществом «Суть времени» в Livejournal. Статья, посвященная памяти наших товарищей Игоря Юдина, Евгения Белякова и Евгения Красношеина, героически погибших при защите Донецка 17 января 2015 года.

Бойцов отдельной тактической группы «Суть времени», зоной ответственности которой в те дни был поселок Веселое и находящийся рядом монастырь.  Монастырь, к тому времени переживший многочисленные артобстрелы, использовался, да и сейчас используется ополчением, как опорный пункт.

Об этом бое, да и вообще о событиях субботы 17 января,  до недавнего времени было известно не слишком много. Вот что сообщали о событиях этого дня корреспонденты LifeNews:

В Донецке мы слышим разрывы танковых снарядов, находясь в пяти километрах от аэропорта. Украинская армия начала контрнаступление со стороны Песок и Авдеевки. Около 15 танков продвигаются к зданию нового терминала по взлетно-посадочной полосе… Командир ополченцев Моторола сообщил, что наступление достаточно масштабное



В предшествующие дни, начиная с 13 января, ВСН активизировали свои действия практически вдоль всей линии соприкосновения. В районе донецкого аэропорта к вечеру 16 января они добились наиболее заметных успехов. Фактически это был пролог хорошо спланированный наступательной операции, в ходе которой, как мы теперь знаем, была ликвидирована группировка ВСУ в Дебальцевском котле. В информационном плане этот «пролог» был подкреплен распространяемой в СМИ, в первую очередь в интернет-изданиях и социальных сетях, сообщениями о якобы готовящемся Генштабом Украины наступлении. В частности, многие искренне полагали (и полагают до сих пор), что 17 января преззидент Украины Петр Порошенко отдал приказ о начале этого наступления. И это не смотря на то, что сам Порошенко 19 января выступил с заявлением, которое украинскими СМИ было преподнесено как опровержение:

В последние дни у нас резко возросла интенсивность атак Донецкого аэропорта со стороны террористов, а также безнаказанное нарушение режима прекращения огня. Позавчера я дал поручение однократно дать ответ в связи с тем, что нам просто запретили вывести наших раненых и погибших из донецкого аэропорта

Понятно, что никто, в том числе Порошенко, не хотел брать на себя ответственность за нарушение перемирия. Понятно, что необходимыми ресурсами для широкомасштабного наступления, имеющего целью взятие Донецка или Луганска, ВСУ даже близко не располагали. Иллюстрацией тому может служить тот факт, что в помощь украинским силовикам в район аэропорта были  направлены 3-й полк спецназа,  части 25-й аэромобильной бригады, артиллерийские и танковые подразделения и даже части 101-й бригады охраны Генштаба «сборная солянка всего что смогли собрать», как тогда же, 17 января, отметил Прохоров. Этой «солянки», конечно же не могло хватить даже для более или менее приличного локального контрудара.

Но этих сил вполне могло хватить на  атаку передовых позиции ополчения в аэропорту. Для, быть может, последней попытки вернуть себе то, что за предыдущие четыре дня они потеряли. А уж  для девяти бойцов отдельной тактической группы «Суть времени», оборонявших в тот день «Трешку», этого усиления было более чем достаточно.

Наши ребята из «Сути» приняли бой с превосходящими силами противника. И победили! Не ошибся командир спецбригады Восток с позывным «Майор», когда решил доверить «Сути времени» этот участок – н.п. Веселое и монастырь:

Потому, что я посчитал, что это одно из таких сильно подготовленных подразделений — не столько физически, сколько морально. Морально, политически устойчивых ребят, у которых, будем говорить ,на первом месте это сила духа и боевые навыки. Посмотрел, как они тренируются и все остальное. Просто я знал, что они могут как триста спартанцев малым числом держать оборону. И я знал, что они никогда не побегут.

Для троих из них бой за «Трешку» стал последним. Они знали, за что они сражаются. Они знали против кого и чего они сражаются.

А нам нужно жить. Продолжать дело, за которое они отдали свои жизни. И победить.

Нужно не только истребить намертво врага жизни людей, нужно еще суметь жить после победы той высшей жизнью, которую нам безмолвно завещали мертвые; и тогда, ради их вечной памяти, надо исполнить все их надежды на земле, чтобы их воля осуществилась и сердце их, перестав дышать, не было обмануто. Мертвым некому довериться, кроме живых, — и нам надо так жить теперь, чтобы смерть наших людей была оправдана счастливой и свободной судьбой нашего народа и тем была взыскана их гибель.
Андрей Платонов. Взыскание погибших

pyatniza
Евгениий Красношеин

igor_udin
Игорь Юдин

belyakov
Евгений Беляков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments