Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

Действительно ли Минский формат столь плох, как это представляется Борису Рожину?



В субботу, 30 мая, Борис Рожин опубликовал в своем блоге пространную статью — «Война на Украине — Обстановка на 30 мая 2015 года» (Часть №1 и Часть №2). Статья претендует на роль аналитической. Предметом анализа (об этом можно судить по разделам, из которых она состоит) являются политическая и военная обстановка, военное строительство и состояние дел в тылу, а также гуманитарная ситуация — как в ДНР и ЛНР, так и на подконтрольной Киеву Украине. В целом тон статьи можно оценить как умеренно-пессимистический, а представленные в ней прогнозы дальнейшего развития событий — как осторожные. Более категоричен автор в интерпретации некоторых событий, которые уже состоялись. Это касается и отвода тяжелых вооружений, и обмена пленными, и деятельности посреднических миссий ОБСЕ и СЦКК. Одно для автора несомненно — минский процесс продемонстрировал свою полную несостоятельность. Причем эту мысль Борис Рожин высказывает далеко не в первый раз. Из этого следует вывод, что публикации, в которых эта мысль настойчиво навязывается обширной аудитории блога Colonel Cassad, направлены на дискредитацию этого процесса. А также на его авторов и исполнителей.

Впрочем, отложим на некоторое время вопрос о целях, побудивших автора написать эту статью, о причинах этих целеполаганий, а также о возможном субъекте, эти целеполагания определяющем.

Рассмотрим вопрос по существу: действительно ли договоренности, достигнутые в рамках Минска-2, столь несостоятельны, как это представляется Борису Рожину?

Его оценка звучит так:

«К концу весны 2015 года минский формат себя полностью исчерпал и существует ныне только в плоскости декларативных заявлений полностью оторванных от реальной обстановки. Явственно проявилась не только невозможность реализовать политические пункты «минских соглашений», но и совместными усилиями сорвана «военная часть» минских соглашений. Полного обмена пленными так и не произошло (обе стороны за отчетный период успели еще и новых набрать), тяжелая техника не отведена (более того, хунта фактически нарастила ее количество на линии фронта и в прифронтовой полосе), режим прекращения огня был уверенно сорван в середине апреля. На данный момент миссия ОБСЕ и «миссия» Ленцова, ничего конкретного поделать с систематическими обстрелами и боестолкновениями не могут. Обстоятельства и объективная логика развития конфликта оказываются выше, полит.технологических комбинаций и показного миролюбия».

До сих пор, насколько мне известно, ни Владимир Путин, ни Сергей Лавров ни разу не выразили каких-либо признаков разочарования Минскими соглашениями. Недовольство тем, как они выполняются, — да, высказывают. Но не самими договоренностями. Данная в свое время ими оценка — «Супер», насколько мне известно, до сих пор ими сомнению не подвергалась.

А Рожину Минск-2 не нравится — «минский формат себя полностью исчерпал». Он об это прямо говорит — в разделе, где анализируется политическая обстановка.

Кому же еще не нравятся Минские соглашения? Оказывается, властям в Киеве. Напомню, что в середине мая в украинском издании «Зеркало недели» (ZN,UA) Татьяна Силина, обозреватель отдела международной политики ZN,UA, в статье «Игра престолов» заявила именно об этом:

« Сегодня, публично признавая свою полную приверженность Минским соглашениям и готовность идти до конца в их выполнении, в Киеве мучительно ищут обходные пути минской ловушки. А Кремль на этой неделе руками лидеров «ДНР»/«ЛНР» вновь отрезает красными флажками путь из этой западни. Порядок слов другой, «хотелки» — те же. В предложенных сепаратистами изменениях в Конституцию Украины — и внеблоковый/нейтральный статус нашей страны, и, по сути, широчайшая автономия отдельных районов Луганской и Донецкой областей, и возможность заключать договоры с другими государствами. АТО должна быть прекращена, экономическая блокада Донбасса полностью снята, местные выборы проведены без участия украинских партий, представители которых причастны к проведению АТО. А украинское правительство должно заключить с отдельными районами Донбасса соглашения по экономическому, социальному и культурному развитию этих районов, да еще и способствовать развитию трансграничного сотрудничества этих районов — понятно, с кем. Вот так, в общих чертах, выглядит выполнение Киевом Минских соглашений в представлении Кремля и его марионеток ».

Стало быть, в разворачивающейся на наших глазах «Игре престолов» именно для Киева Минск-2 — ловушка, из которой украинские власти «мучительно ищут обходные пути». А Кремль выступает в роли ловчего. А лидеры ДНР/ЛНР — в роли загонщиков. И (если судить по реакции близкой к киевскому руководству части экспертного сообщества Украины) не без успеха!

Разве это плохо — с точки зрения и Кремля, и Республик Донбасса?

Борис Рожин справедливо сетует на то, что Минские договоренности нарушаются практически по всем пунктам. К любой из сторон конфликта, подписавшей «Комплекс мер по реализации Минского протокола от 5.09.2014 г. по урегулированию конфликта на Юго-Востоке Украины» можно предъявить претензии. И претензии эти справедливы!

Но кто сказал, что разработчики этого «Комплекса мер» исходили из того, что он будет реализован идеально? Почему бы не допустить, что подобные «шероховатости» были изначально учтеены в проекте, как неизбежные издержки? И кто сказал, что целью реализации этого «Комплекса мер» является реальный отвод вооружений, полный обмен пленными и т.д.? Мне так кажется, что одной из задач, ради которых Кремль навязывал своим партнерам «Комплекс мер», была легитимация нынешней власти ДНР и ЛНР. Легитимация, без которой настаивать на том, что Россия не является стороной конфликта было бы куда как сложнее. Сейчас это, худо-бедно, получается. И подтверждением этой легитимации можно, в частности, считать начало работы представителей Республик в подгруппах Контактной группы.

Чем плохо-то?

Да, люди гибнут. И это прискорбно. Но неужели не видно, что вести с полей сельскохозяйственных, преобладают над вестями с полей сражений? Можно сколько угодно рассуждать о качестве мирного процесса, но ведь нельзя отрицать того факта, что он, этот мирный процесс, имеет место быть. Ведь то, что мы имеем на Донбассе сейчас, не идет ни в какое сравнение даже с первыми днями перемирия после Минска-1. После Иловайска, если кто не понял.

У Республик с Россией — и автомобильное, и железнодорожное сообщение. И всем понятно, чего и сколько может быть доставлено в этих условиях практически в любую точку территории каждой из республик.

Чем это плохо?

А разве непонятно, что альтернативой «Комплексу мер» могли быть либо капитуляция России — вместе с ДНР и ЛНР, либо продолжение полномасштабных боевых действий. Кто-то рассчитывал, что после Дебальцево можно было, развивая успех, двинуть дальше — на Львов и Киев?

Но уже сражения под Дебальцево, ставшие, по сути, экзаменом для ополчения, показали, что военное строительство, начатое в условиях «Перемирия-1», необходимо продолжить. Что в этом направлении еще очень много работы. А для того, чтобы эту работу вести, нужны условия — несколько менее приближенные к боевым, чем те, что сложились к концу августовских сражений.

Возможно, кто-то уповал на то, что «дуют ветры в феврале — воют в трубах звонко». Да на то, что среди прочих — «Ветер северный, умеренный до сильного». Сидя на диване, можно обсуждать и этот вариант. Мне же кажется, что условия для таких «погодных явлений» в феврале 2015 года были не вполне подходящие. Более того, сдается мне, что даже в предстоящем августе ожидать чего-то подобного, не стоит. Ибо «Август 14-го» немного не то, что лето 15-го.

Впрочем, не мне судить.

А вот тест Бориса Рожина обсуждения безусловно достоин. И оно, вне всяких сомнений, будет продолжено.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments