Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

Почему администрация Трампа не может решить вопрос о поставках оружия Украине



После нескольких месяцев внутренних дебатов администрация никак не может решить вопрос о том, поставлять ли Украине оборонительное оружие. По мнению издания The Washington Post администрация Дональда Трампа, по-видимому продолжит политику президента Обамы, так и не решившегося санкционировать поставки Киеву летального оружия. Как известно, нынешние украинские власти исходят из того, что Россия является агрессором и оккупантом: Россия де аннексировала Крым, а на территории Донбасса разместила свои вооруженные силы. Отказ Вашингтона поставлять Киеву вооружения, необходимые ему для оказания эффективного сопротивления «продолжающейся российской агрессии», полагает издание, нельзя расценить иначе, как нежелание президента Трампа «противостоять Владимиру Путину»

В статье «Администрация Трампа не может решить вопрос о поставках оружия Украине» (Trump administration stalled on whether to arm Ukraine) утверждается, что от решения Трампа, зависит будущее не только Донбасса. В руководстве Украины распространено мнение, подчеркивается в статье, что Москва уже работает над тем, чтобы радикально изменить ситуацию в зоне конфликта, что отмечаемое в последнее время снижение интенсивности боевых действий никого де не должно вводить в заблуждение. Автор статьи Джош Рогин (Josh Rogin) приводит весьма примечательные слова Артура Герасимова — члена Верховной Рады Украины из блока Петра Порошенко, в которых содержится нескрываемый намек на то, что «экспансия России» не ограничится одной лишь Украиной:

«Если Соединенные Штаты как лидер свободного мира не помогут нам это остановить, то тогда определение следующей жертвы будет лишь вопросом времени».

Соединенные Штаты, говорится в статье, уже поставляют на Украину так называемые «нелетальные» типы вооружений, в том числе бронированные автомобили, медицинские препараты и приборы ночного видения. Однако вот уже несколько лет Украина настойчиво домогается от Вашингтона предоставления ей средств борьбы с российскими танками, артиллерией и авиацией.

До настоящего времени, США отказывались поставлять Украине противотанковые комплексы Javelin, контрбатарейные радары, способные следить за российской территорией, а также современные разведывательные системы и коммуникационное оборудование. И это несмотря на то, что и в период президентства Обамы и при Трампе желание изменить «сложившуюся практику» высказывали не только военные и высокопоставленные сотрудники Госдепартамента, но и конгрессмены (причем от обеих партий). Администрация Обамы, утверждает Джош Рогин, откладывала решение этого вопроса до тех пор, пока не стало ясно, что умышленное затягивание свидетельствовало об отказе предпринимать какие-либо действия.

Автор статьи напоминает, что еще в 2015 году Палата представителей 348 голосами против 48 приняла резолюцию, призывавшую президента Обаму предоставить Украине оборонительные системы вооружений, но этот призыв фактически остался без ответа. Наиболее емко точку зрения сторонников поставки Украине летального оружия выразил Элиот Энджел, член Комитета по иностранным делам Палаты представителей от Демократической партии, штат Нью-Йорк:

«Вот уже в течение нескольких лет я поддерживаю предложение о предоставлении Украине оборонительных вооружений. Но мы ничего не смогли предпринять, деморализовав таким образом украинцев и направив сигнал о нашей слабости Путину».

Теперь, полагает Элиот Энджел, решение должен, наконец, принять Трамп:

«Для администрации настало время перестать метаться и показать, на чьей стороне мы, на самом деле, находимся».

Однако, полагает Рогин, вопрос о том, будет ли Трамп защищать Украину, остается открытым. Ведь уже в ходе съезда Республиканской партии в 2016 году сотрудники избирательного штаба Трампа блокировали попытки включить в платформу республиканцев предоставление летального оружия Украине. Большие надежды Киев возлагал на встречу между Порошенко и Трампом «на полях» прошедшей чуть более месяца назад сессии Генеральной Ассамблее ООН.


Президент Украины Петр Порошенко и Президент США Дональд Трамп на Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке. 21 сентября 2017

Но, судя по всему, эта встреча ожидаемых результатов не принесла. Последние заявления представителей украинской власти свидетельствуют о том, что Киев, мягко говоря, тяготится Минским процессом. И это в то время, когда, по утверждению Джоша Рогина, политика администрации Трампа в отношении Украины сосредоточена на его «оживлении». Да, риторика представителей Трампа строится на предъявлении России требований, в соответствии с которыми именно Россия является стороной, от «правильного поведения» которой зависит успех Минского процесса. От России требуется уважать соглашение о прекращении огня, Россия обязана отвести тяжелые вооружения с «украинской территории», Россия должна «уважать» границы Украины.

Только вот Кремль остается непреклонным. И эта его позиция имеет под собой веские юридические основания. Согласно минским соглашениям из зоны конфликта должны быть выведены НВФ — незаконные военизированные формирования (о подразделения российских ВС там нет ни слова). Сейчас на территории ДНР и ЛНР никаких НВФ нет. Зато имеются воинские подразделения Народной милиции, формально допускаемые соглашениями. Что же касается передачи границы под контроль пограничных частей Украины, то это мероприятие должно быть осуществлено только после полной легитимации органов власти ДНР и ЛНР.

Определенные надежды на то, что Россию удастся тем или иным образом принудить выполнить требования отвода «российских подразделений» и передачи Украине контроля над границей, Киев связывает с деятельностью личного представителя Трампа, бывшего посла США в НАТО — Курта Волкера. Однако, замечает Джош Рогин, результатов, значимых с точки зрения Киева, пока не видно.

В обсуждаемой нами статье констатируется, что администрация Барака Обамы отказывалась от предоставления Украине более масштабной военной помощи из опасений «навредить дипломатическому прогрессу» и «вызвать эскалацию кризиса из-за провоцирования Путина». Противники подобной стратегии выстраивания отношений с Кремлем выдвигают такие, например, возражения:

«Оборонительное оружие не является провоцирующим, если только вы не агрессор, а Украина, конечно же, не является агрессором, поскольку бои ведутся на ее территории»

Во всяком случае, именно такие слова произнес в августе нынешнего года, стоя рядом с Порошенко в Киеве, Джим Мэттис, министр обороны в администрации Трампа.

У проблемы, именуемой «агрессия Россия» (или «Россия — оккупант») есть две аспекта.

Первый связан с понятиями международного права и демократических принципов, с идеями справедливости. В этих терминах вполне можно строить концепты, в основе которых лежит представление о целостности Украины, ее суверенитете, а также о действиях России, насаждающей в суверенном государстве Украина сепаратизм, снабжающей «сепаратистов» современными системами вооружений, боеприпасами и горюче-смазочными материалами, не гнушающейся использованием своих вооруженных сил для «аннексии» Крыма и «оккупации» Донбасса.

Но и Россия в этих «международно-правовых» координатах может выдвинуть встречные претензии.

Во-первых, можно подвергнуть сомнению саму процедуру «суверенизации» Украины, являющуюся прямым следствием преступного с точки зрения Конституции СССР беловежского сговора.

Во-вторых, и этот вариант является основным в создании правовой базы действий России, генезис нынешней власти в Киеве не является, мягко говоря, безупречным с точки зрения конституции самой Украины. «Всенародные» и «свободные» выборы, в результате которых Петр Порошенко стал президентом, таковыми не являлись. И потому, что в них не участвовала значительная часть граждан Украины, проживающих на территории Донецкой и Луганской областей, и потому, что этим «выборам» предшествовали акции в Запорожье и, особенно, в Одессе, которые нельзя рассматривать иначе, как акции устрашения.

Официального признания результатов выборов президента Украины со стороны России не было. Заявление Кремля о том, что Россия «уважает» выбор украинских граждан уравновешивается в точности таким же заявлением по поводу выборов, прошедших в самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Оказание же гуманитарной и иной помощи молодым республикам Донбасса прямо вытекает из реальной угрозы геноцида его населения, настроенного, преимущественно пророссийски. Угрозы, исходящей от нелегитимной власти в Киеве, находящейся под очевидным влиянием нацистских бандеровских структур.

Однако решающим является, судя по всему, силовой аспект. Отдельные лица, в том числе высокостатусные представители Госдепа и министерства обороны США могут делать заявления о том, что Россия — агрессор и оккупант. Конгресс США может принимать решения о наложении на Россию санкций в связи с обвинениями России в «аннексиии Крыма» и оказании помощи «сепаратистам» Донбасса. Но официальное признание России агрессором правительством США и руководством НАТО требует подкрепления подобных «признаний» реальными делами. На военную агрессию следует отвечать адекватно: объявить войну, например. Тому есть не такие уж далекие исторические примеры: Саддам Хусейн вторгся в Кувейт, полагая, что Соединенные Штаты останутся в стороне. И ошибся...

Только вот Россия — не Ирак, бундесвер — не вермахт, а ситуация в Сирии не дает заокеанским ястребам особого повода для оптимизма.



Понятно, что если бы Россия была слаба, если бы у ее руля стояли несколько иные лица, то у Запада было бы больше оснований склониться в пользу силового решения — с использованием инструментария классической войны.

Джош Рогин пишет, что Трамп часто говорит о том, что он хотел бы улучшить отношения с Россией. Рогин утверждает, что сделать это можно только с позиции силы. Он сожалеет о том, что Соединенные Штаты не смогли предотвратить вмешательство России в Грузии, Молдавии и в Крыму:

«Трамп теперь должен решить, будет ли он помогать Украине отражать российскую агрессию, или он позволит Путину создать еще один бесконечный «замороженный конфликт» на фоне бездействия со стороны Соединенных Штатов».

Усилия, предпринимаемые военным ведомством России, направлены на укрепление западного фланга российских вооруженных сил. Это касается, в первую очередь, Северного флота и Западного военного округа. А в условиях постепенного завершения военной операции в Сирии высвобождаются значительные силы и других военных округов, в том числе, Южного, в зону ответственности которого входит, в том числе, и Донбасс.


Добавить в друзья: | ЖЖ | твиттер | фейсбук | ВК | одноклассники | E-mail для связи: gnktnt@gmail.com
Tags: Донбасс, Путин, Россия, США, Трамп, Украина, оружие для Украины
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment