Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

Categories:

Наша Бряночка. Школьники из ЛНР на летней сцене в сквере «Отрадное» — Москва, 9 мая





О том, как наши гости — школьники из Брянки — провели праздничный день 9 мая, есть достаточно подробный фоторепортаж. Весь этот день рядом с ними были наши ребята из ячейки СВАО московской организации движения «Суть времени». Естественно, у них были, как сейчас принято говорить, эксклюзивные возможности узнать поближе и самих детей, и их родителей. Вот кому бы в подробностях рассказать о наших гостях, о своих впечатлениях! Мне, в этом смысле, повезло куда меньше — несколько минут общения во время подготовки к выступлению в Отрадном, само выступление и вечер в «Театре на досках». В последнее время все, что происходит на Донбассе, на Украине, я переживаю особенно остро. Болезненно. Поэтому, наверное, так важны для меня даже такие короткие минуты общения с людьми «оттуда». С теми, кто волею судьбы оказался на передовой этой новой схватки с фашизмом. Особенно, если это дети.


К чему все это я...

В 1971-м, нам, первокурсникам 6-го факультета МАИ, читал лекции по истории КПСС участник войны, гвардеец. Когда кто-то из студентов задал ему вопрос, пишет ли он мемуары о войне, он ответил: «Пишут те, кто не может не писать. Я могу не писать».

Сейчас, после этих кратких встреч с нашими гостями, я, если угодно, испытываю потребность поделиться своими впечатлениями. Для меня это тот редкий случай, когда я «не могу не писать». Самое забавное, что мое общение с гостями было, как сказали бы сейчас, «практически невербальным». Я старался не задавать гостям вопросов — и это мне почти удалось. Никто из них не пытался завести разговор со мной. И, что интересно, даже при таком общении никакой отчужденности, скованности, зажатости в нас не было.

Я просто наблюдал и за гостями, и за нашими ребятами, которые их сопровождали, за их диалогами. Мне казалось, что обменяться взглядами, улыбнуться друг другу — более чем достаточно для того, чтобы утолить жажду общения. Мне казалось, что заданный мной вопрос, какая-нибудь, неосторожно, некстати, брошенная реплика, нарушат атмосферу той искренности и душевной теплоты, которая, и это было очевидно, уже объединила наших гостей и тех моих товарищей по ячейке, что все это время были вместе с ними. Я вглядывался в лица и тех и других, вслушивался в их голоса — и мне было хорошо.

Петь или не петь?

Поводом для нашего знакомства послужила песня. С муниципальными властями, ответственными за проведение праздничного концерта в сквере «Отрадное», были согласованы номера, с которыми должны были выступать учащиеся школы №1491, школьники из Брянки и мы — небольшая группа из «Сути времени», известная в не очень широких кругах как группа «Советская песня». В соответствии с программой концерта мы должны были исполнить песню «Баллада о солдате» и, вместе со школьниками из Брянки и школы №1491, — песню «Полюшко-поле».

Общее количество участников группы «Советская песня» — если брать все время ее существования — с лета 2012 года — 6 человек. К концу апреля 2015 года нас (в силу разных причин) было четверо. Для ясности картины представлю каждого. Василий — физик, в недалеком прошлом пел в хоре МИФИ. Дмитрий — недавний выпускник мединститута, по его признанию год занимался с преподавателям по вокалу, который «поставил ему голос». Андрей, присоединившийся к нашей группе в этом апреле, — поет в ансамбле имени А.В.Александрова (немудрено, что именно он с первых же минут стал — по факту — нашим художественным руководителем). И я — ни музыкального образования, ни голоса. К тому же, подозреваю, — не без проблем со слухом.

Накануне, 8 мая, был концерт в школе №1491, где мы должны были исполнить то, что нам предстояло «выдать» на следующий день на летней сцене в сквере «Отрадное». Василий в этот день не мог никак. У меня накануне возникли обстоятельства непреодолимой силы, поэтому на начало школьного концерта, когда мы должны были исполнять «Балладу о солдате», я не успевал. На финал концерта, когда мы должны были исполнять «Полюшко» не мог остаться Андрей — у него в это время была запись на студии. Дмитрий был простужен, с температурой, но — «в голосе». К чести моих товарищей — Андрея и Дмитрия - «Балладу» они исполнили, как говорят, вполне на уровне. Не знаю, как уж они там держали заключительную ноту — вчетвером мы ее тянем чуть ли ни полминуты, используя «цепное дыхание».

«Полюшко» почему-то пришлось петь втроем — мы с Дмитрием и «примкнувший к нам» Николай — координатор нашей ячейки. Брянка и школа №1491 не пели, что (подумал я в эту минуту), странно...

В итоге «Полюшко» мы провалили. Причем исключительно по моей вине. Причин тому было несколько, но главная — я не выучил слова. У этой песни масса вариантов, некоторые из них я знаю. Но нужно было петь то, что уже выучили остальные! Кроме того, я не ознакомился с минусовкой, под которую нам ее следовало петь, а там были нюансы, о которых следовало знать. И,наконец, тремор правой руки, в которой мне пришлось (впервые в жизни!) держать микрофон, был в этот раз особенно заметен — это мешало мне сосредоточиться.

Вечером мне сообщили - «Полюшко» петь не будем. С одной стороны — облегчение — не будет повода «налажать». С другой — огорчение — школьники из Брянки ее разучивали, получается, впустую?

Не прошло и часа — все поменялось. «Полюшко» петь будем! Оказывается, Николай «мобилизовал» Брянку. Наши гости с энтузиазмом откликнулись на его призыв — и у них стало получаться! Эта «великолепная пятерка» не просто выучила текст и чисто поет, она еще и меняет интонацию, расставляя там, где нужно, акценты. Смотрю на часы — меньше часа до полуночи. Когда же они спят там, в своем хостеле? Завтра с утра они едут смотреть парад — на Пушкинскую площадь. Потом, в половине первого, обед — в кафе «Треугольник» — рядом со сквером «Отрадное». А в 13.30 мы выступаем.

9 мая, сквер «Отрадное

Утром, в начале двенадцатого, выяснилось, что у Василия проблемы с голосом. Тоже, как и Дмитрий, простудился. Правда, температуры нет. Но и голоса, как он утверждает, тоже нет. Практически при любой попытке взять пусть и простую ноту голос срывается в какой-то то ли хрип, то ли шипение. Вспомнилась старая КВН-овская шутка: «Слышится шипение, как от проколотой велосипедной шины. Кто-то спрашивает, что это за звуки? Ему отвечают: «Это Кристина Арбакайте распевается».

Итак, «подвисает» наш «коронный номер» — «Баллада о солдате». Мне эта песня очень нравится, но там непростой вокал — мы поем ее в том же стиле, что и ансамбль Александрова, под их «аутентичную» минусовку. И ни у кого-нибудь, а у меня проблемы с первой — самой низкой — нотой этой песни. Мне кажется, что я ее плохо слышу. Словами это состояние передать трудно. Когда мне эту же ноту проигрывают на фортепьяно, я ее более или менее могу воспроизвести. А тут — все не вполне. Короче, мне предложено петь это место потише, чтобы с другими не очень диссонировать. Таким образом, мы с Василием в какой-то момент будем выключены. Остается один Дмитрий — с температурой. Хреново...

Последние дни Василия в Москве не было. Он еще не знает, что мы — вместе с Брянкой и московской школой должен исполнять «Полюшко». Он, как и я накануне, не знаком ни с вариантом текста песни, ни с минусовкой, под которую нам все это предстоит петь. Тем не менее, он — с другого конца Москвы — едет к нам, в «Отрадное».

Около одиннадцати мы с Дмитрием заходим в кафе «Треугольник». Гости из Брянки и сопровождающие ребята из нашей ячейки заканчивают обед. Это хорошо. Надо бы хоть один раз попробовать спеть всем вместе. Я их впервые вижу так близко. Накануне, в школе, они были на сцене, я — в зале, потом наоборот. И выглядят сейчас они иначе. Юля, самая старшая из них, в этом году заканчивает школу, кажется миниатюрнее, чем вчера. Зато Алексей, пятиклассник, единственный мужчина в этой делегации от Брянки, наоборот, почему-то кажется солиднее, чем накануне.

«Петь? Мы готовы!». И лица светятся улыбками и какой-то абсолютной уверенностью, что уж сегодня-то у нас все получится. Ведь День Победы!

У нас! Потому что уже с этих минут ощущение, что мы с ними образуем единое целое уже не покидает нас. И я не думаю, что это ощущение у меня одного такое.

Где будем петь? Прямо здесь, в кафе? А остальные посетители? Сейчас мы здесь одни, но мало ли кто придет, а тут мы? Но девушки за стойкой рассеивают все наши сомнения: Пожалуйста, пойте! Мы и музыку выключим, чтобы не мешала.

Минуты не прошло — мы уже стоим так, как будем стоять на сцене. Мобильник не самое лучшее средство воспроизведения концертной музыки, но пусть хотя бы так.

Поем!!!


А ведь Коля был прав. Они поют вполне уверенно, чисто, расставляя, где нужно, акценты. Дети живут песней! И глядя на них, слыша их, сам чувствуешь себя увереннее, и слова вспоминаешь правильные, и не забываешь, что в двух местах должна просто звучать музыка — без пения.

Спели. Неплохо. Очень даже неплохо. Это уже не вчерашняя наша (преимущественно моя) лажа.

Концерт в сквере уже в разгаре. Мы выступаем ближе к концу программы. У нас есть еще минут 20. Учащиеся школы №1491 тоже здесь — вместе со своими педагогами. Первое, что мы от них, педагогов, слышим, что «Полюшко» — провальный номер. Они не знают еще, что нам, благодаря этим детям из Брянки, удалось существенно продвинуться. Но услышав в ответ уверенное «мы готовы», они не спорят. И. как мне кажется, вовсе не потому, что не хотят — из деликатности — спорить в эти минуты со своими коллегами из Брянки, с нами. Они заражаются этой уверенностью, которую буквально излучают дети Донбасса, их мамы, их директор. Но петь с нами московская школа, все-таки, не будет — не готовились. Что ж, не беда. Справимся!


У Василия с голосом действительно хреново. Но петь будет, не отвертится. Вот тебе, Василий, леденец, чтобы не так драло горло. Вот тебе слова песни «Полюшка» — запоминай! А теперь — поем! Давай-давай, сейчас распоешься. И упражнения Стрельниковой не повредят!

Втроем — дружно — делаем упражнения. Со стороны выглядим, наверное, забавно.

А теперь — снова «Полюшко», для закрепления! А ведь ничего получается-то! А теперь «Балладу»! Василий, так ты еще ого-го! А то «ноты ни одной взять не могу»...



В конце концов, мы спели все, что полагалось. Говорят, что наши мужские голоса были лучше слышны, чем детские, девчоночьи. И минусовку для песни «Полюшко-поле» нам поставили какую-то «левую». В ней последние два куплета звучал голос какого-то хора. Но хоть бы кто-нибудь из нашего хора смутился — ничуть не бывало. Мы все были настолько заражены (или заряжены?) всепобеждающей уверенностью этих детей из Брянки, что ...

Короче, если я и путался в словах, то этого никто не заметил. А Василий брал все ноты, которые полагалось брать. И «Балладу о солдате» мы тоже исполнили достойно. Во всяком случае, мне так показалось.


Мы чувствовали себя победителями — в этот День Победы. Благодаря, я в этом уверен абсолютно, нашим юным друзьям. Из нашей Бряночки.





Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments