Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

Categories:

Владимир Путин о признании ДНР и ЛНР: Мы будем исходить из реалий, которые возникают в жизни



В субботу, 18 апреля, Сергей Брилев, ведущий телепрограммы «Вести в субботу» взял у президента РФ Владимира Путина интервью, в котором тот уточнил несколько своих ответов на «Прямой линии». В частности, уточнения касались вопроса Академика Торкунова о поставках комплекса С-300 Ирану, а также вопроса о возможности признания ДНР и ЛНР. Оба вопроса имели прямое отношение к событиям на Украине.


Запись интервью с Путиным с 21.15

Брилев: В ответ на поставку С-300 Ирану в Израиле прозвучали голоса: ах, так, тогда мы поставим оружие украинцам. Академик Торкунов, кстати, об этом спрашивал, но вы не ответили до конца.

Путин: Я просто упустил.

Брилев: А что вы скажете израильтянам?

Путин: Это выбор израильского руководства. Оно вправе делать то, что считает целесообразным. Думаю, что это контрпродуктивно. если речь идет о летальном оружии. Это только приведет к дополнительному витку противостояния, к увеличению человеческих жертв, а результат будет тот же самый. Что касается наших поставок в Иран, то это оружие исключительно оборонительного характера, и оно никак не подрывает обороноспособность Израиля.

Брилев: Вы можете себе представить вариант, при котором вы будете рассматривать возможность признания ДНР и ЛНР?

Путин: Я сейчас не хотел бы на этот счет говорить, потому что бы я ни сказал, все может быть контрпродуктивно. Мы будем исходить из реалий, которые возникают в жизни.


Что касается возможных поставок Израилем вооружений Украине, то сказанное президентом России, в комментариях, пожалуй, не нуждается. Смысл их — вполне однозначен. А вот в вопросе о признании республик Донбасса ситуация такой уж однозначной не видится.

Есть основания говорить о том, что в отношении российского руководства к проблеме Донбасса наметились некоторое изменения. Особенно, если соотнести цитировавшееся выше интервью, которое Владимир Путин дал Сергею Брилеву с тем, что он дал почти 24 февраля Владимиру Соловьеву



Соловьев: В случае эскалации военных действий со стороны Украины и национальных батальонов возможно ли создание Минска-3 или проведение Минска-3 или проведение Россией экстренных дипломатических мер, вплоть до признания ЛНР и ДНР?

Путин: Пока в этом нет необходимости — в каких-то экстренных мерах. Эти минские договоренности остались не только документом, которые выработаны четырьмя участниками Минского процесса (имею в виду Украину, Россию, Францию и Германию, опи же закреплены резолюцией Совета безопасности Организации Объединенных Наций и приобрели форму международно-правового акта, поддержанного, фактически, всем международным сообществом. Это уже совсем другая история, как говорится. И мы очень рассчитываем, что все это будет исполняться. А если это будет исполняться, то это верный путь к нормализации ситуации в этом регионе страны.


Как можно видеть, менее чем два месяца назад Путин полагал, что в признании ДНР и ЛНР нет необходимости, и говорил об этом вполне определенно. Тогда как сегодня на этот же вопрос он ответил иначе: «Мы будем исходить из реалий, которые возникают в жизни».

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments