Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

В ЛНР в первом чтении приняты законы «Об обороне» и «О военном положении»



Вчера, 3 апреля Народный Совет ЛНР принял в первом чтении проекты законов «Об обороне» и «О военном положении». И формулировки законов, и время их представления в законодательный орган республики свидетельствуют о том, что руководство ЛНР с самого начала старается соотнести их с формулировками «Комплекса мер», подписанного представителем и Киева, и главами республик Донбасса в рамках Минских договоренностей. С другой стороны, новые законы ЛНР призваны стать реальной правовой основой для военного строительства как (номинально) в ЛНР, так и (реально) в Донбассе в целом. Более того, эти законы преследуют и стратегическую цель. Вероятно, они в дальнейшем могут служить прототипом для будущих правовых норм, на основании которых в дальнейшем может строиться Национально-освободительная армия Украины.

Проекты законов депутатам Народного Совета ЛНР представил председатель Комитета по вопросам государственной безопасности и обороны, работы правоохранительных органов и судебной системы, законности, защиты прав и свобод человека и гражданина Константин Мацюрак. Он отметил, что законы, которые предстоит принять депутатам вместе с ранее принятым законом «О мобилизационной подготовке и мобилизации в ЛНР» должны сформировать общую систему обороны Республики.

ЛуганскИнформЦентр сообщает о вновь принимаемых законах следующее:

«В частности, проект закона «Об обороне» определяет полномочия органов государственной власти и местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций, права и обязанности граждан Республики, силы и средства, привлекаемые для обороны, ответственность за нарушение законодательства ЛНР, а также другие нормы, касающиеся обороны.

Проектом закона предусмотрено, что в целях обороны создается Народная милиция ЛНР. Верховным Главнокомандующим Народной милиции является глава Республики. Он формирует и возглавляет Совет Безопасности, статус которого определяется законом Луганской Народной Республики»
.

Вспомним, что в «Комплексе мер», предусмотренном Минскими соглашениями, есть «Примечание 1». В нем, в свою очередь, имеется ссылка на принятый закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», принятом, между прочим, Верховной Радой Украины. А одним из пунктов «Примечания» специально оговорены «меры», вытекающие из этого закона, среди которых:

«Создание отрядов народной милиции по решению местных советов с целью поддержания общественного порядка в отдельных районах Донецкой и Луганской областей»

Конечно, кто-то может заявить, что есть, мол, разница между «обороной» и «поддержанием общественного порядка». Но возможные различия в трактовках этих терминов едва ли более существенны, чем те дополнения к закону об особом статусе Донбасса,, которые 17 марта были проведены постановлениями Верховной Рады Украины.

Да, 2-й корпус ВСН, который после принятия закона «Об обороне» будет иметь скромный статус «Народной милиции ЛНР», оснащен совсем несвойственной полицейским частям боевой техникой. Установками «Град», например. Или танками Т-72 различных, как сейчас принято говорить, модификаций. Но не поспоришь ведь с тем, что знаменитая фраза (из Маяковского) «Моя милиция меня бережет» в нынешнее время не только не теряет актуальности, но и приобретает новый смысл. Вполне соответствующий тем угрозам, с которыми приходится сталкиваться населению Донбасса.

Проект закона «Об обороне», сообщает ЛуганскИнформЦентр, предполагает, что к обороне могут привлекаться другие, созданные в соответствии с законами Республики, указами главы ЛНР воинские формирования и органы, специальные формирования, создаваемые на военное время в соответствии с законодательством Луганской Народной Республики.

А это формулировка, кстати, нисколько не противоречащая украинскому законодательству, автоматически делает законными все военизированные формирования, согласившиеся подчиниться органам власти ЛНР. А далее говорится:

«В то же время создание и существование формирований, имеющих военную организацию или вооружение и военную технику либо в которых предусматривается прохождение военной службы, не предусмотренных нормативно-правовыми актами ЛНР, запрещается и преследуется по закону»
А это уже юридическая база для борьбы с «самостийными» полевыми командирами, с «махновщиной»
.

Закон «О военном положении» регламентирует:

«... особый правовой режим, вводимый на территории ЛНР или в отдельных ее местностях… главой Республики с последующим утверждением Народным Советом в случае агрессии против Луганской Народной Республики или непосредственной угрозы агрессии.

... Целью введения военного положения является создание условий для отражения или предотвращения агрессии против Луганской Народной Республики.

... период действия военного положения начинается с даты и времени…, которые устанавливаются указом главы Луганской Народной Республики о введении военного положения, и заканчивается датой и временем отмены военного положения»
.

А это, применительно к реальной ситуации на Донбассе, означает, что в случае активизации боевых действий, Верховный Главнокомандующий Народной милиции может оперативно, без каких-либо согласований ввести на территории ЛНР военное положение — со всеми вытекающими из него правовыми последствиями. И цель понятна — для отражения или (внимание!) всего лишь предотвращения агрессии против ЛНР. И только после этого, собравшись на свое очередное (или внеочередное) заседание депутаты Народного Совета могут не согласовать введение военного положения. Но это — при нынешних политических раскладах в республике — маловероятно.

Вот так, постепенно, максимально используя дух и букву Минских соглашений, а заодно подводя юридическую базу для борьбы с махновщиной и строптивыми полевыми командирами и казачьими атаманами, ЛНР строит свою государственность.

И это — хорошо!


Tags: ЛНР, народная милиция, о военном положении, об обороне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments