Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

Киев изначально не собирался предоставлять Донбассу особый статус — Захарченко




Донецк, 30 авг – ДАН
. Киев изначально не собирался предоставлять Донбассу особый статус, об этом заявил сегодня Глава Донецкой Народной Республики Александр Захарченко.

«Это было изначально понятно — Киев специально тянул, — заявил он. — Теперь (президент Украины Петр) Порошенко открыто заявил, что никакого особого статуса ни одна территория не получит».

Верховная Рада Украины в настоящее время рассматривает поправки в Конституцию страны. Однако, как не раз заявляли украинские власти, никакого особого статуса для Донбасса в них не предусмотрено.

Положение об особом статусе Донбасса заложено в 11 пункте Комплекса мер по выполнению Минских договоренностей.

Источник:: Донецкое Агентство Новостей

Комментарий:

А в Киеве, наоборот, сокрушаются по поводу того, что Петру Порошенко европейские лидеры якобы выкрутили руки, вынудив его принять условия Кремля о предоставлении «отдельным районам Донбасса» особого статуса. В пятницу, 28 августа газета «Зеркало недели» (ZN.UA) опубликовала статью Татьяны Силиной, обозревателя отдела международной политики ZN.UA. В ней, в частности, говорится:

«В условиях войны понадобилось всего три летних месяца для оперативной подготовки «децентрализационных» поправок в Конституцию Украины, включая упоминание закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» в переходных положениях Основного закона страны».

Более всего законодателей Украины пугало то, что эти поправки приобретут статус постоянно действующих, пишет Силина. Чуть более года назад, когда после августовско-сентябрьского поражения украинских войск Рада была вынуждена начать процесс внесения в законодательство Украины положений «об особом статусе». Камнем преткновения был период, в течение которого, эти поправки должны были действовать. Большинство депутатов, утверждает Силина, более всего опасались, что эти поправки будут бессрочными. Теперь же, полагает она, именно Россия, опасаясь временного характера этих поправок, давит и на Киев, и на европейских лидеров:

«У россиян, как всегда, масса обеспокоенности и опасений: им не нравится, что упоминание закона «Об особом порядке…» находится в переходных положениях Основного закона: «а вдруг, это не будет работать, а вдруг вы это позже отмените?». С помощью немцев и французов украинская сторона старательно доказывала: все будет работать, ничего не отменим, в конституционных изменениях нет никакой временнóй привязки, т.е. они если и не навсегда, то весьма надолго.

Если это считается достижением, что же тогда поражение? Не этого ли изначально хотела Москва: застолбить в «постоянном законодательстве», в Конституции Украины «особый статус» неконтролируемых Киевом, но получивших его финансовые обязательства, территорий? Вы помните то позорное, с выключенным табло, прошлогоднее голосование в ВР за закон «Об особом порядке…»? Тогда сомневавшихся и колеблющихся депутатов убеждали, что этот «особый порядок» ненадолго, «всего» на три года, как записано в ст.1 закона. Теперь Киев вместе с Берлином и Парижем убеждают Москву, что «временных привязок в Конституции нет». Что означает следующее: либо депутатов «простимулируют» внести поправки в нынешний закон «Об особом порядке…», дабы сделать его бессрочным, либо по истечении трех лет действия закона примут новый, аналогичный, «об особом статусе». Ну, а если к тому времени кто-то решит, что «отдельным районам» Донецкой и Луганской областей «особый статус» больше не нужен, придется снова менять Конституцию — на двух сессиях, 300 голосами, с выводами Конституционного суда и Венецианской комиссии..

В конце года истекает срок исполнения решений, принятых в Минске 12 февраля 2015 года. Суть их такова: ДНР и ЛНР получают особый статус и проводят выборы на контролируемой ими территории, после чего избранные органы власти приобретают легитимность в глазах Европы и мирового сообщества. В рамках «особого статуса» Народным Республикам предоставляются права широчайшей автономии, в частности возможность напрямую работать с прилегающими территориями России. То, за что бьется Европа и что является единственным привлекательным условием для нынешней украинской власти, так это процедура передачи Киеву контроля над границей. Процедура, которая, как рассчитывает Киев, начнется уже на следующий день после проведения выборов в Республиках.

Честно говоря, я не могу себе представить, как, в какой форме и в какие сроки может быть реализована эта самая передача контроля над границей. По идее, это возможно лишь при условии выполнения всех остальных пунктов «Комплексного плана». Это, как минимум, означает, что несогласие любой из сторон с тем, что противная сторона выполнила все свои обязательства в полном объеме, будет серьезнейшим препятствием к тому, чтобы Киев, хоть в каком-то виде, восстановил контроль над границей.

И еще одно — касающееся вывода «незаконных вооруженных формирований» с территории Донбасса. «Отдельным районам», то есть Народным Республикам, в соответствии с Минскими соглашениями разрешено иметь военизированные формирования, им даже дано определение — «народная милиция». Какие-либо ограничения на численность этих формирований, на оснащенность ими вооружениями и военной техникой этими соглашениями не предусмотрены. В упомянутой статье Татьяна Силина приводит слова секретаря СНБОУ А.Турчинова:

«На оккупированной территории Донбасса военным руководством РФ завершено создание мощного сухопутного соединения, основу которого составляют два армейских корпуса, подготовленные к проведению активных наступательных действий».

И все это, подчеркивает Силина, спустя почти семь месяцев после Минска-2…

Не лишним будет напомнить, что один из упомянутых Турчиновым корпусов называется корпусом №2 Народной милиции ЛНР. При том, что корпус №1 — часть военной структуры Министерства обороны ДНР. Как быть с этими «военизированными формированиями», если скрупулезно следовать букве Минских соглашений, понятно — переименовать ВС ДНР и его Министерство обороны в народную милицию. Но что-то подсказывает, что даже этого в ДНР не произойдет: либо Киев вынудят с этим смириться (какая, мол, разница как это соединение обозвать?), либо конфликт будет заморожен («Минский процесс зашел в тупик» и все такое...). Частным случаем замораживания конфликта может быть активизация боевых действий — на манер прошлой зимы — со всеми вытекающими последствиями.

Но произойдет это, если, конечно произойдет именно «это», по-видимому, не раньше намеченных на 18 октября и 1 ноября «местных» выборов в ДНР и ЛНР.


Tags: ВСН, ДНР, Донбасс, ЛНР, Украина, минские соглашения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments