Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

Пресс-конференция военнослужащих ВСУ и ГПСУ, добровольно перешедших на сторону ЛНР — видео и текст




Руководитель центра по связям с общественностью МГБ ЛНР Евгения Любенко: Сегодня на Украине отмечается массовое дезертирство. Не желая принимать участие в боевых действиях и стрелять по своим родным и близким, военнослужащие Украины тотально покидают ряды ее вооруженных сил. Только за один день на сторону ЛНР перешло 6 военнослужащих.

Курсант военной академии города Одесса Юрий Молчанов вместе со своими товарищами — выходцами из Донбасса после совместных учений с призывниками шестой модели мобилизации спланировали организованный побег. Перешел на сторону ЛНР и старшина пограничной службы Алексеев Сергей, обвинив свое командование в многочисленных бесчинствах и мародерстве.

Более подробно, наверное, продолжит Артем.


Молчанов: Я, Молчанов Артем Игоревич учился в военной академии города Одессы, на факультете «ВДВ и разведки». Отучился два года, после чего решил уехать к себе домой на родину, со своими товарищами. Мы все продумали и, слваво Богу, у нас все получилось. Уезжать оттуда решили потому, что по выпуску нашей академии абсолютно все звания офицеров, командиров взводов едут на антитеррористическую операцию и воюют, стреляют по мирным городам, по моему населению, по моему народу, по моей семье — в том числе. И чтобы мне в скором времени не взять оружие в руки и не приехать к себе домой с оружием в руках, я уехал оттуда и вернулся к себе на родину.

В ходе учебы я встречался с мобилизованными, на стажировке в частях также мы с ними встречались, участвовали в совместных учениях. Про них рассказать можно немного — это люди лет за пятьдесят-шестьдесят, которые не то что воевать, они с трудом передвигаются. Не знаю, какие с них бойцы в будущем. В частях для них роют яму глубиной два метра. И когда они, в очередной раз, напьются, их туда бросают. И пока они там не «отойдут», их никто не освобождает — другого метода борьбы с ними нет. Дальнейшие планы — я у себя в городе, Алчевске, восстановился в институте и продолжу там обучение. Очень горжусь своей Родиной — Донбассом. Я всегда с гордостью говорил, откуда я родом. Потому что здесь остались какие-то традиции, у людей остались ценности. Они уважают такие праздники, как 9 мая. В Одессе, например на 9 мая в этот праздник ветеранов практически не было на улицах. Люди боятся выходить — после того, что с ними сделали во Львове. Средь бела дня срывают ордена и медали с людей — проявляют неуважение. У меня на родине все совсем по другому, именно поэтому я здесь.

Военнослужащие, которые проходят со мной службу, настроены ехать сюда и убивать мирных жителей.

Я, так как уже нахожусь дома, если понадобится, возьму оружие в руки и буду защищать свою родную землю. Еще хотелось бы добавить, всю жизнь мечтал о ВДВ, стать десантником. Но не в тех ВДВ, что с ними сделали сейчас. Офицеры вытирают берцы тельняшками, все традиции теряются. С нас хотят снять тельняшки и береты — самое дорогое, что может быть для десантника — дальше уже некуда.

Любенко: А что взамен предлагают?

Молчанов: Зеленые футболки и красные береты — чтобы не быть похожими на Россию, а больше быть похожими на американцев и т.д.

Алексеев: Я Алексеев Сергей Евгеньевич. Проходил службу под Луганском в пограничном отряде в Станично-Луганском отделе пограничной службы. Был старшиной, занимал должность инспектора пограничной службы первой категории. Давно хотел перейти на сторону ЛНР, но не было возможности — в связи с тем, что наше руководство очень сильно контролирует личный состав. Не выпускают ни за территорию, не выпускают никуда. Но как-то у меня получилось. Раз я отпросился — поехал домой и в этот момент перевез семью сюда. Второй раз — это было 26 числа — я отпросился на мой день рождения. Меня отпустили домой отпраздновать день рождения, и я полностью перешел — сюда добрался. Я знаю, что там сейчас будут думать, что я предатель. Предатели не мы. Предатели те люди, которые воюют против своих братьев. Я не стал воевать против своих братьев, потому что здесь моя земля. Я здесь вырос, я и дальше хочу быть в Луганске.

Любенко: Коллеги, пожалуйста, ваши вопросы.

ЛИЦ: ЛИЦ, Галина Маркова, скажите пожалуйста, Вам приходилось сталкиваться с бесчинствами своего руководства со стороны ВСУ?

Алексеев: Да, применялась и физическая сила, и мародерство было. Ко мне, в том числе, притенялась, я поломал два ребра благодаря одному человеку — нашему заму. А так, в принципе, мародерство идет, да, есть такое. Как правило, вывозится бытовая техника. Грабят дома. Металлы вывозят, такие которые могут где-то в дальнейшем пригодиться. Полностью — бывшее жилье людей, которые выехали в связи со всей этой обстановкой. Их жилье, как говорится, грабят полностью.

Вопрос: Скажите пожалуйста, много сейчас пишется в украинских СМИ о нашей республике — информационная война идет. Читали ли вы какие-то вещи, что-то вам рассказывали. Сейчас вы приехали, все увидели своими глазами. Совпадают ли впечатления.

Алексеев: Да нет, То, что пишут в украинских СМИ полностью не совпадает с тем, что я вижу. Ничего не совпадает. Все что нам говорили, даже наше начальство — «Тебе в Луганск дороги нету, тебя там не примут. Расстреляют, будут издеваться». Этого я ничего не увидел. Этого реально нет. Потому что если бы издевались или расстреливали, я бы тут не сидел (улыбается). Говорили, что тут гуманитарная трагедия, что есть нечего, — этого нет. Люди начинают жить. Люди живут.

Вопрос: Скажите пожалуйста, как в украинской армии относятся к выходцам с Донбасса и к мирному населению?

Алексеев: По отношению к мирному населению есть и применение насилия. Но такого, что если ты выходец с Донбасса — я, например, из Станицы Луганской, — то ты сепаратист, сдаешь информацию Луганску, — такого нет. К мирному населению, если, скажем, брать Станично-Луганский район, где я проходил службу, то там тоже идет и применение физической силы, если что, могут и увезти в неизвестном направлении

Вопрос: РИА Новости, Вопрос к Сергею. Скжите, многие ли хотят перейти на сторону ЛНР и ДНР, но не делают это по каким-либо причинам.

Алексеев: Многие хотят, и есть большинство людей, которые хотели бы перейти, но они боятся. Боятся того, что здесь, как об этом говорят украинские СМИ, идет расправа с теми людьми, которые предали и что если они вернутся, над ними будет расправа, — такого нет. Я даже обращусь к этим военнослужащим вооруженных сил Украины, к государственной пограничной службе, к милиции: «Не бойтесь, мужики! Возвращайтесь домой!».

Вопрос: По Вашему мнению, кто начал войну на Донбассе?

Алексеев: Ну, как известно, когда пошли поставки оружия из Америки... Америка их сильно завела... Им нужна какая-то территория, чтобы ее завоевать, но эту территорию мы не отдадим. Наши Америке. Потому что я, если надо, я тоже встану и за город за свой буду.

Вопрос: Что у Вас дальше в планах?

Алексеев: Дальше в планах? Я хотел бы полностью вступить в Народную милицию и продолжать жизнь — воспитывать ребенка, защищать свой город

Вопрос: У меня уточняющий вопрос будет к Артему. Артем отучился в академии два года. Оставалось учиться еще два, да, Артем? А почему решил прервать учебу на таком распутье, в такой момент?

Молчанов: Так я уже объяснял. По выпуску всех — уже лейтенантов, а не курсантов — посылают сюда. Они берут в руки оружие и стреляют по мирным городам. Оставалось учиться два года, но учитывая ускоренные выпуски, могли выпустить и через полгода. Это неизвестно сейчас. Могло быть и такое. А чтобы в скором времени приехать домой, я не доучился.


Tags: ВСУ, Донбасс, ЛНР, Народная милиция, Украина, дезертирство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments