Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

Запад более века ведет против России системную войну. Главные риски и угрозы на сегодняшний день



Продолжим ознакомление со статьей Юрия Бялого «Россия и Индия в меняющемся глобальном мире». Полный текст статьи в ближайшие несколько недель будет доступен только подписчикам печатной версии газеты «Суть времени». Надеюсь, что те ее фрагменты, которые я воспроизвожу в своем блоге, не будут лишними — ни для подписчиков газеты, ни для тех, кто ждет появления полной электронной версии статьи, в общем — для всех тех, кому не безразлична судьба России, кто хочет «по-взрослому» разобраться в далеко не простых процессах, происходящих и в нашей стране, и в мире в целом.

Весь дальнейший текст (кроме моего комментария) — из статьи Бялого:

Сейчас, в условиях, когда мы наблюдаем беспрецедентную политическую войну с Трампом, развязанную подавляющим большинством американской элиты и околовластного истеблишмента, реализация тех или иных «внешнеполитических разворотов» новой администрации США оказывается под серьезным сомнением. Это, с учётом огромного «глобального веса» Америки в современном мире создает для всех других стран и альянсов некую «паузу неопределенности». То есть требует переосмысления и уточнения старых внешнеполитических стратегий и выработки возможных новых моделей внешней политики.

В этих условиях и Индии, и России, конечно же, необходима глубокая проработка конфигураций сегодняшних и вероятных в будущем внешнеполитических рисков, а также систем взаимоотношений и взаимных обязательств с крупнейшими мировыми субъектами, сегодняшними и возможными в будущем соперникам и союзниками.

Это касается всей системы глобальных взаимоотношений. Это касается, конечно же, и взаимоотношений между Россией и Индией в контексте военно-политических, экономических и других процессов в Юго-Восточной Азии.

И российские и индийские политики и аналитики «политкорректно» признают, что в наших отношениях в последние годы накапливается немало разного рода «шероховатостей». Мы это видим в российской и индийской прессе. Мы это же видим в ряде официальных заявлений высоких представителей власти обеих стран. При этом большинство политиков и аналитиков признают опасность того, что количество этих «шероховатостей» начнет переходить в новое — безразличное или даже негативное — стратегическое качество.

Как представляется, в этих условиях насущно необходимо честное, хладнокровное и ответственное обсуждение рисков и угроз для России и Индии в сегодняшней ситуации, а также связанных с этими рисками и угрозами «шероховатостей» во взаимоотношениях. Нужно такое обсуждение, которое бы прояснило главные взаимные тревоги и опасения сторон, а также объяснило причины тех действий, которые вызывают у партнера эти тревоги и опасения.

Я — подчеркну, выражая только собственное мнение, — к этому и приступаю.

Основные риски и угрозы своей стратегической безопасности Россия связывает с системной войной против страны, ведущейся совокупным Западом, начиная с момента создания СССР (а в определенном смысле даже раньше). Эта война не прекратилась после распада СССР и приобрела особенно острые формы после того, как Россия предъявила свои намерения и возможности восстанавливать региональное и глобальное влияние великой державы.

В перечень связанных с эти главных рисков и угроз для России на сегодняшний день, по моим оценкам, входят:

— внутренний элитный и отчасти общесоциальый раскол, связанный как с массовыми наивными постсоветскими мечтаниями системно «либерализоваться» и быть полноправно принятыми в совокупный Запад на его мировоззренческих основаниях, так и с отчетливо обнажившимся в последние годы крахом этих мечтаний:

— последовательная экспансия военных структур НАТО к границам России, неуклонно повышающая для нашей страны уровень внешних военно-политических рисков;

— организуемые и провоцируемые США эксцессы «цветных революций» в контуре жизненно важных интересов России в постсоветских республиках (Киргизия, Узбекистан, Грузия, Украина), а также аналогичные эксцессы, организуемые США и их союзниками в исламизированных регионах мира (Египет, Тунис, Ливия, Ирак, Сирия, Йемен), откуда в Россию направляется поток подготовленных исламистских террористов;

— украинский кризис вооруженного неонацистского («бандеровского») государственного переворота, развязавший в стране гражданскую войну на границе с Россией;

— введенные США и Евросоюзом против России экономические и политические санкции, обострившие проблемы зависимости национальной экономики от сырьевого экспорта, и одновременные попытки разорвать торговые и инвестиционные связи России с Европой.

— втягивание России в новую высокозатратную гонку вооружений, перегружающее национальную экономику и создающее риски для ее устойчивости:

— сохраняющиеся и обостряющиеся террористические и наркотические угроз России и ее южным соседями по направвлению Афганистан — республики Центральной Азии:

— ведущаяся против России США и их союзниками информационно-пропагандистская война, фальсифицирующая в мировом медиа-пространстве цели и действия нашей страны и подрывающая международный авторитет России.

Источник: газета «Суть времени»

Комментарий

1. Ситуация в России и вокруг нее не есть порождение исключительно внутренних процессов. Она в значительной мере определяется тем, что вот уже на протяжении столетия Совокупный Запад ведет системную войну против России.

В последнее время словосочетание «системная война» используют многие. Турчинов, например, заявляет что Россия ведет «системную войну» против Украины. Джордж Фридман, директор частной разведывательно-аналитической компании Stratfor утверждает, что «системная война» происходит в каждом столетии и такие войны являются неизбежным следствием того обстоятельства, что любая сложная система (в том числе международная) содержит в себе зародыш саморазрушения.

Но, как мне кажется, Юрий Бялый, используя этот термин, скорее всего, имеет в виду, что системная война не сводится к классическим боевым действиям. Что в ней есть место и экономическим санкциям и «мягкой силе», используемой, в том числе, для атак на культурные ценности противника и базовые для его культуры и менталитета морально-этические нормы.

2. Крайне важно, что среди актуальных для России угроз и рисков Бялый на первое место поставил раскол в российских элитах по вопросу о том, «падать» ли нам в «объятия» совокупного Запада (на его мировоззренческих основаниях!), или же исходить из своей «самости», пытаясь заново (а как иначе, если порвали с коммунизмом?) сконструировать собственную, отличную от западной идентичность.

С одной стороны, крайне непросто будет найти обоснования тому, что в случае реализации мечтаний системно «либерализоваться», совокупный Запад согласится на полноправное вхождение России в круг ведущих держав Запада. С какой стати, если учесть что этот самый Запад столетие вел против России «системную войну»? И даже если предположить, что обострение этой системной войны существует лишь в воображении участников движения «Суть времени», куда деться от того очевидного факта, что Россия — в полном соответствии с рыночными воззрениями — для этих ведущих держав очевидный конкурент, да еще и с «ядерной дубиной»?

С другой стороны, если в российском обществе возобладает идея то ли конструирования нового, то ли возврата к некоему старому, совсем уж древнему, образу собственной — особой — идентичности, то неужели у России исчезнут претензии и возможности восстанавливать региональное и глобальное влияние великой державы? Нечто похожее Запад мог увидеть в Крыму и в Сирии. Ну так ведь он и отреагировал — обострением системной войны!

3. Гражданская война на Украине — опасна тем, что у России весьма ограничено пространство для маневра. В отсутствии существенного обострения оперативной обстановки на фронте, противоборствующим сторонам остается одно — длить «статус кво», расходуя боеприпасы, неся потери в личном составе и боевой технике, пополняя мартиролог гражданских лиц. В условиях такого течения событий на первое место выходит инфраструктура «мягкой силы» — телевизионные каналы, новостные порталы и социальные сети в Интернете, студии документальных и художественных фильмов и т.д. И нет никаких оснований полагать, что мощные ресурсы «мягкой силы» США останутся нейтральными. Свобода слова, как никак! Это вам не поставки Киеву современного летального оружия.

Попытка же сыграть на обострение, спровоцировав Киев на более или менее масштабное наступление, — тоже дело весьма рискованное и с сомнительными перспективами. В этом случае наработанная за десятилетия инфраструктура «мягкой силы» будет задействована на всю катушку. А главное, любая силовая акция со стороны ВС РФ — даже масштаба «Северного ветра» — неизбежно оттолкнет от России значительную часть колеблющихся украинцев. И что тогда? Еще один информационный повод для активизации ресурсов «мягкой силы» Запада?

Даже вновь избранный президент США на собственной шкуре ощутил всю прелесть «мягкой силы». «Фейковые новости» — это его оценка. Что уж говорить о геополитическом противнике?

4. «Мягкая сила» — это инструментарий, предназначенный для того, чтобы убедить гражданина страны-противника в том, что его страна — «отстой», а твоя — предел мечтаний цивилизованного человека. Трудно «мягкой силе» страны, стремящейся «прильнуть» к Западу, противостоять его «мягкой силе». В мире капитала ведущие страны Запада уже преуспели, освоились, расположились в относительно удобных для них нишах — культурных, экономических, военных. А твоя страна только пытается как-то о себе в этом мире заявить, в надежде, что коренные обитатели Запада потеснятся. И капитал твой — сомнительного происхождения, и сам ты — с точки зрения западных элитариев — то ли бывший бандит, то ли бывший гэбешник. И то и другое на современном Западе — «не комильфо». В этом проблема российской элиты.

«Мягкой силе» совокупного Запада мог противостоять — своей «мягкой силой» — СССР. Но у него была собственная, отличная от «буржуйской», идеология, в соответствии с которой советские СМИ освещали события в стране и в мире, а книги, театр, и кинематограф утверждали (пусть не всегда на высоком уровне) коммунистические идеалы и пропагандировали социалистические завоевания. Сейчас мы такой возможности лишены. Наоборот, снимаем фильмы, очевидным образом работающие против нас же самих, — за свои же деньги, между прочим, а не за гранты Госдепа.

Кстати, успехи «мягкой силы» США наглядно демонстрирует Индия. В своей статье Юрий Бялый приводит данные о потрясающих масштабах этого влияния. А также о том, что в Индии набирают силу националистические силы. Помнится, в годы моего детства, у всех на устах были слова «Хинди руси бхай бхай» («индийцы и русские — братья»). А сейчас, после прочтения статьи Бялого, я не считаю таким уж невероятным вариант превращения Индии в нечто, напоминающее современную Украину, где место «идей» Дмитрия Донцова и Степана Бандеры занимает хиндутва. Представьте себе хотя бы пару сотен миллионов «майданутых» граждан Индии. Как оно вам?

Но об этом — чуть позже.

По теме:

США корректируют «внешнеполитическую парадигму». Не отказываясь от роли мирового гегемона



Добавить в друзья: | ЖЖ | твиттер | фейсбук | ВК | одноклассники | E-mail для связи: gnktnt@gmail.com
Tags: Индия, Россия, США, Трамп, Украина, мягкая сила, современная война
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments