Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

Ну и причем здесь «война на Донбассе», отвлекающая «нациков» от нападения на Крым?



Беда наша в том, что мы, считающие себя русскими, — люди пылкие, горячие, эмоциональные, страстные и, что важнее всего, с обостренным чувством справедливости. Участвуя в чем-то, на наш взгляд, правильном и несомненно важном, мы не допускаем мысли, что кто-то может это наше участие использовать в целях весьма далеких от тех, за которые боремся мы. Мы искренни в своих поступках и душевных порывах и не сомневаемся в том, что столь же искренни те, кто участвует в общем деле рука об руку с нами или даже просто заявляет о своей поддержке. Это, говорю без всякой иронии, одно из самых ценных качеств советского человека. Важнейшая часть нашей ментальности, которая, тем не менее, сыграла с нами злую шутку в годы перестройки, в немалой степени поспособствовав разрушению СССР.

Вот и моя фраза «в статье «Война-прокси. Донбасс, роковой референдум» утверждается, что это «народное волеизъявление» было провокацией Киева и его западных кураторов», вызвало далеко не комплиментарный отклик:

«Я прекрасно понимаю, именно так и будут писать в учебниках истории: про «недостаточно» русских людей на Донбассе, и про «неправильный» референдум. Именно так, как скажут сверху. А не так, как было на самом деле».

В этом отклике — все, что наболело, накипело за прошедшие три года, — под артиллерийскими обстрелами ВСУ, в условиях длящегося уже два года «перемирия» с ежедневными потерями среди личного состава ВС ДНР и ЛНР и жертвами среди мирного населения.

А вот реакция на заявление Путина, сделанное им 7 мая 2014 года, в котором прозвучала просьба к представителям Юго-Востока Украины перенести референдум, чтобы создать необходимые условия для диалога с новой властью в Киеве:

«Референдум готовился на протяжении 2-х месяцев, а «настойчивые рекомендации» были даны Путиным за 2 дня до референдума. Типа «Опа! Они чо, референдум надумали проводить? А почему мне не сказали?». Почему не сказать этого сразу, как только заговорили о референдуме? Почему надо было ждать, когда на участки привезут уже отпечатанные бюллетени?

Мы слышали эти «рекомендации». Когда уже считали дни, когда были на низком старте, слова Путина прозвучали как холодный душ. Вывод напрашивается только один: референдум на Донбассе был нужен Кремлю! Как и последовавшая за ним война. Потому что, если бы нацики не полезли на Донбасс, они бы полезли на Крым!»


Пожалуй, под этими словами могли бы подписаться многие активисты, участвовавшие весной 2014 года в событиях на Донбассе — в антимайданных митингах, в захвате областных администраций, в подготовке и проведении референдумов. О таких людях пишет Юрий, блогер информационного центра «AfterShock»:

«Все, о чем говорили про референдум — все правильно. Была поддержка от простых людей, на референдум собирали деньги, активисты работали бесплатно, часть местных властей поддержали голосование, люди действительно массово шли и голосовали».

Это происходило весной 2014 года. Люди, о которых пишет Юрий, искренне хотели блага для русских Юго-Востока, для Донбасса, для своих родных и близких. И это благо виделось им в том, что «еще немного, еще чуть-чуть» и весь Юго-Восток повторит судьбу Крыма — вернется в «родную гавань после долгого плавания». Эти люди не желали зла остальной Украине — пусть мол, львовяне почитают своего Бандеру, это их дело, а мы будем с Россией. Это казалось таким правильным, таким справедливым — предоставить возможность людям, чьи убеждения, ценности, идеалы различны, жить себе спокойно в соответствии с этими ценностями, идеалами и убеждениями — но в разных государствах. Кому-то мила Незалежная Ненька Україна, кому-то — Россия-матушка. Кому-то — Бандера и Шухевич, кому-то — Ленин и Ватутин.

Ну так и в перестройку люди стремились к благу. «Поменьше тупой регламентации партийных чинуш, побольше инициативы на местах!». «Поменьше набившего оскомину агитпропа — побольше нормальной жизни!». «Вы не жили при социализме!», — поучал нас Горбачев. А мы соглашались: «Швеция, вот где «правильный» социализм!». «Даешь свободу мнений, этот, как его, плюрализм и многопартийную систему!». «Долой дармоедов-бюрократов! Да здравствует свободное предпринимательство!». «Долой диктат Москвы, больше власти на местах! В республиках лучше знают свои проблемы!»

И страны — могучей на тот момент державы — не стало.

Стремление советских людей к справедливости, к лучшей жизни умело использовали те, кто работал на «снос» великой страны. Конечно, в резком ослаблении СССР были заинтересованы наши зарубежные «партнеры». Но и без местных, в первую очередь, национальных элит не обошлось. Это был горький опыт и весьма поучительный пример того, что «благими намерениями вымощена дорога в ад».

Этот пример кому-то кажется неубедительным? Кто-то всерьез полагает, что стремление значительной части жителей Донбасса жить единой жизнью с Россией, выражением чего и стал референдум, не попытались использовать силы, работающие на «снос» уже не СССР, а России?

Мне искренне жаль тех, кто так думает.

В возможность прямой военной (в классическом понимании) конфронтации России с Западом верится с трудом. В первую очередь, потому, что далеко не исчерпаны ресурсы внутренней дестабилизации нашей страны. А непременным условием этой дестабилизации является подрыв доверия к российскому руководству. Оно, это руководство, не без изъяна, мягко говоря. Вполне заслуживает критики. Но напраслину-то зачем возводить?

Надо же, всего лишь за два дня до референдума Путин выступил с публичным заявлением о нежелательности его проведения! С публичным, прошу заметить. А что никаких сигналов по закрытым каналам не было вовсе? Откуда такая уверенность? Да, людей, поверивших в скорое возвращение «в родную гавань» понять можно: «обидно, досадно...». Но из чего следует вывод, что «референдум на Донбассе был нужен Кремлю! Как и последовавшая за ним война»?

Зачем Путину нужна была война? Чтобы отвлечь «нациков» от Крыма?

Возвращение Крыма прошло без серьезных инцидентов не в последнюю очередь потому, что Штаты в этот процесс не вмешались. И не только потому, что не успели. Но и потому, что не решились. Начав 26 февраля 2014 года операцию, известную как «внезапная проверка боеготовности», российское военно-политическое руководство поставило Штаты перед непростой проблемой. Этой проблемой стало приведение в высшие степени боевой готовности войск трех военных округов (до 190 тыс. личного состава), ВКО (воздушно-космической обороны), ВДВ, дальней и военно-транспортной авиации, рассредоточение мобильных СЯС (стратегических ядерных сил).


Внезапная проверка боеготовности войск России 26 февраля 2014 года

«Быть в готовности к осуществлению бомбометания на незнакомых полигонах», — поставил задачу своим подчиненным министр обороны РФ Сергей Шойгу. А выступая перед представителями СМИ (к вопросу о публичных высказываниях), глава военного ведомства РФ заявил тогда, ничтоже сумняшеся:

«По большому счету эти учения никак не связаны с событиями на Украине. Это проверка, в которой погружены несколько учений. Это никак не связано с событиями на Украине. Это будет проходить у границ России».


Симферополь, 26 февраля. Противостояние у Верховной рады Крыма

Ну конечно же, никак не связано! Говорят, что у американских стратегов пропало всякое желание «приструнить» Россию за ее действия в Крыму после того, как на заседании Объединенного комитета начальников штабов (ОКНШ) были представлены доклады разведывательных служб США. Мероприятия, проводимые вооруженными силами России, поражали своими масштабами. И слишком уж жалкими на их фоне выглядели военные ресурсы, которыми на тот момент располагали вооруженные силы НАТО на потенциальном театре военных действий.

Ну и причем здесь «война на Донбассе», отвлекающая «нациков» от нападения на Крым? Где в этом военно-стратегическом контексте вообще хоть какое-то место каким-то там украинским «нацикам»?

Тогда, в феврале 2014-го, американцы (вот он, деловой народ!), сопоставив возможные издержки с ожидаемыми приобретениями, сочли за лучшее отказаться не только от применения силы как таковой, но и от угрозы ее применения. Пошли «другим путем». Отложив до «лучших времен» инструменты классической войны (все-таки не Югославия и не Ливия!), сосредоточили усилия на войне экономической, информационно-психологической, политической.

Зачем бомбить Кремль? Проще и эффективнее дискредитировать Путина в глазах патриотической части граждан России (либералы его и так ненавидят) и пророссийски настроенных граждан Украины. Основной ударной силой в этом деле являются, в первую очередь, бойцы украинского информационного сопротивления — не только «свідомі», искренне ненавидящие Россию, но и те, что на окладе. Их-то понять можно. Но как понять тех, кто им невольно подыгрывает, повторяя, в сущности, те же самые мантры о российской агрессии, о том, что Путину нужна война на Донбассе?

Такое ощущение, что в который уже раз люди, считающие себя русскими, не мыслящие себя вне России, оказываются в плену перестроечного, тридцатилетней давности, морока. Исходя из лучших побуждений, не желая зла России, подталкивают ее, как некогда СССР, к гибели.


Добавить в друзья: | ЖЖ | твиттер | фейсбук | ВК | одноклассники | E-mail для связи: gnktnt@gmail.com
Tags: Донбасс, Крым, Путин, Украина, Шойгу, проверка боеготовности, референдум
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments