Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

Конфликт на Украине как эпизод современной войны. «Враги», «союзники», «спонсоры»



Мне кажется, что у любого человека, которому не безразлично то, чем живет современный мир, рано или поздно возникает ощущение взаимозависимости событий, происходящих в самых разных уголках планеты. В первую очередь — конфликтов, в том числе, на этноконфессиональной почве. Взаимозависимости, которая — чем дальше, тем больше — производит впечатление какой-то скоординированности, если не сказать, целостности. И пусть это именно ощущение, а не твердая убежденность, подкрепленная вескими аргументами и строгими аналитическими выкладками, стремление сопоставлять факты, относящиеся к жизни разных регионов и государств, к судьбам разных народов, кажется вполне естественным.

Но стоит такому человеку оказаться в эпицентре конфликта, да еще кровавого, да еще касающегося его самого и его близких, как эти «ощущения» загоняются им в глубины собственного сознания. Поглощенный перипетиями жизненных обстоятельств, в которые он вовлечен непосредственно, такой человек утрачивает былое стремление что-то там сопоставлять. Не скажу, что подобное свойственно каждому, но подняться над личными проблемами, «над схваткой» удается далеко не многим. Поэтому нет ничего удивительного в том, что сегодня на Украине широко распространены антироссийские настроения. Впрочем, точно так же нельзя отрицать и наличия в Республиках Донбасса антиукраинских настроений.

Основания для обид и ненависти есть — такова правда жизни

И дело здесь не только в украинской пропаганде, которая является отражением профашистской политики нынешней власти в Киеве. Беда в том, что и антироссийские настроения, и чувство презрения (и даже ненависти) к «пророссийскому» Донбассу являются — в немалой степени — вполне естественной, органичной реакцией вполне нормальных людей на кровавый конфликт, имеющий все признаки эскалации.

Отец, дочь которого погибла от разрыва снаряда, выпущенного артиллеристами 72-й отдельной механизированной бригады (омбр) ВСУ, ненавидит Украину не за то, что киевская хунта поклоняется Бандере, а за то, что хунта убила его дочь. Весьма вероятно, что он и Бандеру ненавидит. Но ненавидит он его не за его фашистские идеи, а за то, что убившие его дочь люди этому Бандере поклоняются. Или вынуждены делать вид, что поклоняются, — для отца убитой девочки разницы никакой нет. И точно так же какой-нибудь лейтенант ВСУ, артиллерист из 72-й омбр, ненавидит «ватников» из 1 армейского корпуса (АК) ДНР, не потому, что они за Путина, а потому, что от их рук погиб его лучший друг. Потому что после очередного минометного обстрела со стороны ВС ДНР он не смог собрать своего друга из того, что от него осталось.

Человеку, переживающему подобное, по большому счету, нет дела до каких-то там высоких материй и высших смыслов — он не верит тем, кто пытается в этих категориях объяснять ему происходящее. Ему застит глаза кровь родных и близких ему людей. Его ослепляет ненависть, он жаждет возмездия. И... попадает в ловушку расчетливых манипуляторов, стремящихся использовать энергию этой ненависти, направив ее в нужное им русло:

«Современный скептицизм очень специфичен. С одной стороны, он обладает непомерной доверчивостью по отношению к тому, что отвечает внутреннему запросу. С другой стороны, он непомерно недоверчив по отношению к тому, что этому запросу не отвечает», — говорит Сергей Кургинян.

А что прикажете делать с этой «непомерной доверчивостью» если «внутренний запрос» почти всецело продиктован болью за потерю близких, ненавистью к врагу и жаждой возмездия. Перед теми, кто пережил такую боль, не стоит вопрос: «Кто он — мой враг?».

Точка зрения 1. Донбасс воюет с фашистской хунтой

Для жителей ДНР и ЛНР врагом — вне всяких сомнений — является киевская фашистская хунта. Действует она при поддержке официальных структур Запада. При этом в конфликте активно участвуют западные спецслужбы и тесно связанные с ними частные военные компании (ЧВК).

Россия же, считают они, — основной помощник в борьбе с хунтой, без России выстоять в этой борьбе было бы чрезвычайно трудно. Вместе с тем, среди жителей Донбасса распространено мнение, что Россия, помогая Донбассу, действует недостаточно решительно, более того, после заключения минских соглашений в феврале 2015 года, военно-политическое руководство России явно сдерживает окрепшие вооруженные силы Республик, которые, если бы не это «сдерживание», вполне могли бы отодвинуть линию фронта подальше от Донецка и Горловки — глядишь, легче бы стало мирному населению этих городов.

Точка зрения 2. Украина воюет с Россией

Тем не менее, для значительной части жителей Украины ее врагом является Россия. Почему?

В первую очередь, потому, что каждому здравомыслящему человеку понятно: не будь России, в Донбассе давно бы уже был наведен «порядок». И хрен с ним, что бандеровский, главное не было бы нужды усмирять этих «колорадов» и терять родных и близких, и умирать при этом.

Обращаю внимание на то, что подобный ход мыслей является нормальным для очень и очень многих на Украине. И среди этих «многих» вполне может оказаться моя одноклассница, закончившая — вместе со мной, в 1971 году — 17-ю (им. Веры Белик) школу в Керчи, или мой однокурсник — выпускник 6-го (ракетного) факультета МАИ.

Можно скрыть факт переброски через «ленточку» военной техники и «отпускников-добровольцев» (российские военные обязаны это уметь — в современной войне иначе нельзя). Но почему 1-й (ДНР) и 2-й (ЛНР) армейские корпуса укомплектованы танками лучше, чем ВСУ, иначе как поставками из России не объяснить. Причем поставками не абы какими, а целенаправленными, тщательно спланированными — с выверенной логистикой.

Боеприпасам, в объемах, необходимых для взламывания обороны ВСУ под Дебальцево, неоткуда было взяться кроме как из России. Не добывают их в в угольных шахтах Донбасса. И даже предприимчивые «прапорщики-хохлы» — при всей мыслимой и немыслимой их склонности к малому и среднему бизнесу, и даже украинские олигархи (с точки зрения «свидомых» украинцев «продажные» и «беспринципные») — какими бы коррупционными связями в Генштабе ВСУ или в министерстве обороны Украины они не располагали, не смогут обеспечить боеприпасами «ополченцев» ЛНР так, чтобы дивизион РСЗО БМ-21 «Град», развернутый на стадионе неподалеку от школы №23 г. Брянка, непрерывно — от зари до зари бил по позициям украинских силовиков, да еще и не один день. Здесь речь может идти не о вагонах даже, а о составах с боеприпасами.


(Кассетная головная часть с самоприцеливающимися боевыми элементами — с 1:55)

И реактивным снарядам 9М55К1 с кассетной головной частью (КГЧ) 9Н142 с самоприцеливающимися боевыми элементами (СПБЭ), не без помощи которых в августе 2014 года было уничтожено более половины военной техники ВСУ, неоткуда было взяться на Украине кроме как из России.

Для этих «многих» украинцев, кто не рвется присоединять к Украине Кубань и Белгородчину, а просто страждет мира для себя и своих детей, Донбасс — что для большинства россиян Чечня второй половины 1990-х,

Для этих «многих» никогда не будут восприняты всерьез объяснения, что танки Т-72Б3 (которые и для экспорта-то не предназначены), и боеприпасы (в «годных» объемах и «правильном» ассортименте) поставляются вооруженным силам Республик Донбасса некими коммерческими структурами без ведома государства российского.

Для этих людей Россия — враг! И эта, весьма распространенная на Украине, мысль отнюдь не является исключительно продуктом киевских политтехнологов и результатом его тиражирвания украинскими проправительственными СМИ. Равно как и утверждение, что население Донбасса — все эти «ватники» и «колорады» — коллаборационисты, предатели Украины, террористы продавшие душу «кровавому Путлеру». Это тот самый, продиктованный «непомерной доверчивостью», ответ на соответствующий «внутренний запрос».

В этом трагедия.

Потому что в момент утраты близких ты ослеплен, а затем — спустя дни, месяцы, а теперь уже и годы — эту твою боль (и боль таких же как ты) тиражируют, смакуют, усиливают. Ведь каждый день противостояния в Донбассе — это новые жертвы, снова чья-то боль, созвучная твоей собственной, а значит усиливающая твою боль. И ты не можешь рассуждать здраво, тебе претит сама мысль о необходимости «подняться над схваткой». Потому что и так все ясно, все конкретно, осязаемо, «весомо, грубо, зримо» — само течение жизни убеждает тебя в твоей правоте.

И если исходить из этой точки зрения, то не должно быть особых сомнений в том, что Украина воюет с Россией. Что Россия — агрессор и оккупант, «отжавший» Крым. Как только Россия перестанет вмешиваться во внутренние дела Украины, на Юго-Востоке сразу же будет восстановлен «конституционный порядок», — «в Украине» воцарится мир и Крым вернется в лоно «Незалежної».

А Запад — он спонсор. Может быть — даже союзник. Ведь он как-то, худо-бедно, Украине помогает. Финансами там, нелетальным оружием (Придет время — и летальным поможет!). Потому что Запад — и этого не может не видеть разве что слепой — против России.

Эскалация ненависти

Следует заметить, что далеко не сразу стали на Украине «делить на своих и врагов» собственных сограждан и ближайших соседей — как тех, чей «адрес — Советский Союз», так и их потомков. Во всяком случае, когда в 1991 году советские граждане — жители городов и сел Украинской Советской Социалистической Республики — делали свой выбор в пользу независимости Украины, едва ли кто-то из них предполагал, что в результате этого размежевания Россия станет врагом №1 для «Незалежної». Что в Одессе десятками (если не сотнями) будут заживо жечь тех, кто не согласен жить под властью бандеровцев, а города и села Донбасса будут лежать в руинах. Почему-то считалось, что кровавые события в Сумгаите и Нагорном Карабахе — это про армян с азербайджанцами, а не про жителей Донецка и Луганска, Одессы и Запорожья, Днепропетровска и Киева. В основной своей массе — русских и украинцев.

Даже после майдана, отношение жителей Юго-Востока Украины к различным сегментам власти и силовых структур менялось не сразу, постепенно. Поначалу, фактически единственным врагом для них были бандеровцы из «Правого Сектора» и других националистических и фашистских организаций. Считалось, что «отреформированные» в ходе февральского антиконституционного переворота властные структуры в Киеве находятся под сильным влиянием неофашистских националистических (бандеровских) организаций. Что основная форма давления на них — угроза применения силы — вплоть до физической расправы. В первые часы и даже дни переворота боевики «Правого сектора» и подобных ему организаций фактически оставались, в представлении многих, единственным силовым ресурсом «Революціi гідності». Армия в политических расчетах особо не фигурировала.

Поначалу казалось, что военнослужащие ВСУ не будут стрелять в «своих». Ведь не стрелял же «Беркут» в участников «майдана»? Еще свежи в памяти кадры, на которых донецкие мужики на «Ниве» гоняют по полю танк ВСУ.



А вот текст, которым сопровождается это видео, выложенное 16 апреля 2014 года:

«Загонять танк по полю на «Ниве» — это возможно только на Украине. Великая страна великих парадоксов. Спасибо танкистам, что мудро, с пониманием отнеслись к ситуации и сохранили жизнь мирным людям, которые отстаивают своё право на жизнь. Армию послал Тягнибок и другие фашисты по подсказке шефа ЦРУ убивать народ Украины. Пусть же хватит украинцам ума не вестись на эти бредни и не стрелять друг в друга»

В апреле 2014 года хотелось верить в этот разум.

Даже после того, как 2 мая в Одессе сожгли противников майдана, мало кто на Юго-Востоке Украины мог предположить, что уже 12 июля Петровский район Донецка и пригород Марьинка подвергнутся артобстрелу, что будут разрушены десятки жилых домов, будут жертвы среди мирного населения. Что вести эти обстрелы будут вовсе не боевики «Правого сектора», а артиллеристы Украинской армии. Что планировать и осуществлять эту операцию (как, впрочем, и последующие — подобные ей) будут выпускники советских военных артиллерийских училищ и академий. И ученики этих выпускников. Не без содействия военных специалистов из США, конечно...

А граждане Украины разделятся-таки на «своих и врагов».

Точка зрения 3. «Прокси-война» между США и Россией»

Власти Киева, решившие осуществить в Донбассе свою антитеррористическую операцию (АТО), похоже, находились под сильным впечатлением действий России в Чечне. Полагали, наверное: «Если у России получилось в Грозном и Бамуте, то почему бы Киеву не «замутить» нечто похожее с Донецком и Луганском?» Но даже не в этих амбициях дело — мы мол «сами с усами». Киевская власть с самого начала не была вполне субъектной. Слишком велика была ее зависимость от крайних националистов, вроде Яроша, — с одной стороны, и от западных партнеров — с другой. Новой киевской властью не был до конца осознан тот факт, что война-то ведется не между Украиной и «сепаратистами» Юго-Востока, поддерживаемыми Россией. Что война эта (как минимум, в прокси-варианте) ведется между США и Россией.

В противном случае, встал бы вопрос о целях этой войны. Целях, преследуемых не только Россией («отжать» Крым и Юго-Восток), но и США. И тогда встал бы закономерный вопрос: зачем американцам сильная Украина? Нужна ли она им в этом качестве — со своей экономикой и сложившимися за столетия связями с Россией — промышленными, культурными, духовными? Со всем тем, что осталось в наследство от СССР? Зачем такая Украина Евросоюзу? А если изъять из Украины все советское, да и имперское, наследие, то что останется? Хуторская Западенщина? А самой Западенщине — Западной Украине — именно этого до зарезу хочется? Интеллектуальной элите Львова хочется в Польшу?

В качестве оправдания, адресованного нынешней киевской власти, можно было бы заметить, что прокси-войну в чистом виде едва ли где можно встретить. Какая-то субъектность у непосредственных участников прокси-войны имеется всегда. У Республик Донбасса, и как следствие, у России могли бы возникнуть куда большие трудности, если бы в нынешней украинской элите не было бы акторов, склонных — в той или иной форме — поддерживать с Республикой деловые отношения. Да и самих нынешних руководителей Республик и их ближайшее окружение не стоит идеализировать, создавая образ этаких поборников идеи — борцов с фашизмом. Было бы странно, если бы вдруг оказалось, что им чужды, например, коммерческие интересы. Ну и неким силовым ресурсом, они разумеется обладают. Иначе это уже не «прокси»...

Наличие подобной субъектности предполагает и наличие определенной самостоятельности. Обладают ей и руководители Республик (по отношению к России), и уж тем более киевская власть (по отношению к США).

Не исключено, что Киев возомнил себя (избыточно с точки зрения тех же США) самостоятельным. Наблюдаемое в последние недели стремление усугубить и без того непростые отношения с Россией не обязательно продиктовано Вашингтоном. Возможно, обострение ситуации в Донбассе — следствие этой «самостоятельности» Киева. Возможно, оно затеяно для того, чтобы подтолкнуть США к более активной (финансовой и военной) поддержке Украины со стороны США и НАТО.

Такое поведение Киева можно было бы понять, если бы не одно «но»: а ну как американцев сложившаяся ситуация вполне устраивает?

Более того, Киев, и что важнее, обычные граждане Украины, о чьей ненависти к России говорилось выше, могут заблуждаться в вопросе определения истинного врага США и их союзников по НАТО. Почему нет?

Точка зрения 4. США продолжает вести войну против СССР

Собственно, этот враг известен. Имя ему — Союз Советских Социалистических Республик. Он же — преемник и наследник Российской империи. Кто-то скажет, что этих государств больше нет, что они канули в Лету. Да, в каком-то смысле, это так. Но ведь существуют международные правовые механизмы для создания межгосударственных союзов и объединений, их ведь никто не отменял? Если говорить о процессах воссоединения, то нечто подобное уже было в веках, не так ли?

В 1654 году произошло Воссоединение Украины с Россией. А в 1990 году — объединение Германии. А сколько государств примкнуло к Евросоюзу?

Любая реинкарнация Советской Империи — серьезнейшая геополитическая проблема для США, которым чрезвычайно тяжело вырваться из парадигмы однополярного мира. Уступив гегемонию, Америка может понести колоссальные издержки. Поэтому считать, что с расчленением Советского Союза завершилась война, называемая на тот момент холодной, с точки зрения штатовских стратегов было бы большой ошибкой.

Но тогда почему бы не допустить, что все, что происходило и на планете, и в новых государствах, образовавшихся на месте СССР, на самом деле вовсе не было органичной, естественной трансформацией? От коммунизма — к идеям либерализма и западной демократии, от директивных методов управления (административно-командной системы) — к рыночным механизмам? Что под видом этих преобразований велась война, целью которой было приведение этого нового конгломерата независимых государств в состояние, лишающее каждое из них в отдельности способности реализовать на мировой арене нечто, хотя бы как-то сопоставимое с тем, что было доступно Советскому Союзу? А всех их вместе способности к реинтеграции?

Если это так, то в дураках оказались все граждане СССР, проголосовавшие за его расчленение. Потому что в этом случае их просто развели как последних лохов — в полном соответствии с наставлениями Сунь-Цзы:

«Те, кто в древности хорошо вели войну, умели делать так, что у противника передовые и тыловые части не сообщались друг с другом, крупные и мелкие соединения не поддерживали друг друга, благородные и низкие не выручали друг друга, высшие и низшие не объединялись друг с другом; они умели делать так, что солдаты у него оказывались оторванными друг от друга и не были собраны вместе, а если войско и было соединено в одно целое, оно не было единым (Двигались, когда это соответствовало выгоде; если это не соответствовало выгоде, оставались на месте).

Поэтому самая лучшая война — разбить замыслы противника; на следующем месте — разбить его союзы; на следующем месте — разбить его войска»


И не стоит успокаивать себя тем, что у Сунь-Цзы речь идет о солдатах и тыловых частях. Это руководство по ведению войны давно уже используют в сферах, которые никак не относятся к чисто военным. Спорт, бизнес, политика — да мало ли чего еще.

Точка зрения 5. Коммунизм против фашизма

Как это не печально, но представителям правящей верхушки Украины едва ли удастся что-то поменять в той политике, к которой они накрепко привязаны, заложниками которой они стали. Но есть надежда на то, что граждане нынешней Украины смогут все-таки, подняться над схваткой, взглянуть на происходящее со стороны.

Кстати, то же самое относится и к некоторым нашим радетелям «Русского мира», слишком уж подчеркнуто отделяющим «русских» от «нерусских», самих себя, естественно, причисляя к «русским». Потому что нет особой разницы, апеллируем ли мы к «русскости», «арийскому происхождению», или к тому, что являемся представителями «избранного народа» или потомками «великих укров». Во всех этих случаях есть претензия на некое превосходство, на исключительность. Впрочем, это отдельная большая тема, которую, по-видимому, тоже придется обсудить. Равно как и вопрос о том, что представление о нынешней ситуации в мире не сводится к войне между США и СССР, которая продолжается до сих пор.

Есть веские основания полагать, что и у этой войны есть более серьезные акторы. Что эта война — между фашизмом и коммунизмом. И противникам фашизма не следовало бы обольщаться по поводу того, что фашизм был разгромлен в 1945 году. А противникам коммунизма — что в 1991 году на обломках Советского Союза скончался коммунизм.

Не все так просто.


Добавить в друзья: | ЖЖ | твиттер | фейсбук | ВК | одноклассники | E-mail для связи: gnktnt@gmail.com
Tags: Донбасс, Россия, США, Украина, современная война

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments