Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

Декабрьские бои на «светлодарской дуге»



В воскресенье, 18 декабря, 54-я отдельная мотострелковая бригада (омбр) ВСУ атаковала передовые позиции 2-го армейского корпуса (АК) Народной милиции ЛНР на «светлодарской дуге». В течение пяти дней сообщения, поступающие от источников в силовых структурах ДНР и ЛНР носили крайне скупой характер. Так, в сводке отряда «Суть времени» за 18 декабря сообщалось следующее:

«Благодаря слаженным действиям бойцов и командиров вооруженных сил ДНР и ЛНР, противника удалось остановить и отбросить назад. Потери НМ ЛНР составили: двое раненых и двое без вести пропавших. Потери украинской стороны составили около 10 убитых и свыше 20 раненых. В ходе боя также уничтожены 2 БМП ВСУ».

Содержание последующих сводок также не слишком способствовало прояснению ситуации, складывающейся на этом участке фронта. И это понятно: в сводках сообщалось лишь то, что руководство 1-го АК Народной милиции ДНР посчитало нужным довести до сведения широкой общественности. В этих условиях «дополнительную» открытую информацию о боевых действиях в районе «светлодарской дуги» можно почерпнуть разве что из публикаций военных обозревателей, представляющих как СМИ России, так и СМИ Украины.

Для того, чтобы представить себе происходящее в самом конце 2016 года, будет далеко не лишним вспомнить события двухлетней давности, а также те, что произошли несколько месяцев назад.

На конец февраля 2015 года — после завершения дебальцевской операции — конфигурация линии разделения противоборствующих сторон была такова: передовые позиции ВСУ оказались вклинены в территорию, находящуюся под контролем ВС ДНР и ЛНР.

По мнению одних, это «вклинивание» — удобный плацдарм для нанесения рассекающего удара в стык между дислоцированными в этом районе подразделениями ВС ДНР и Народной милиции ЛНР — с последующим выходом к н.п. Дебальцево (стратегически важному логистическому центру), отсечением ДНР от ЛНР, окружением Донецка и т.д.

По мнению других, «светлодарский выступ» — это, потенциально, котел, в котором — в случае попытки нанесения «рассекающего удара» — в очередной раз будут перемолоты штурмовые подразделения ВСУ.

Это, так сказать, крайние точки зрения. Евгений Крутиков, военный обозреватель газеты «Взгляд», оценивает ситуацию несколько иначе:

«Данная конфигурация фронта хронически раздражала украинское командование, поскольку напоминала им об очередной возможности оперативного окружения. На деле никакой опасности не было, да и быть не могло – позиции ВСУ с флангов прикрыты водохранилищами Светлодарской ТЭЦ и другими малопонятными водоемами»

Для проведения штурмовых операций на этом участке фронта, сообщает Крутиков, была специально создана 54-я отдельная механизированная бригада (омбр):

«Ее сформировали из остатков частей, отступавших из-под Дебальцево, добавив к ним бывший террбат «Киевская Русь», а затем усилив мобилизованными и танковым батальоном «Зверобой». Бригада не вышла цельной по составу и качеству — в ее составе доминирует 1-й батальон, почти целиком состоящий из ветеранов и бывших террбатовцев»

По данным Крутикова, позиции ВС ДНР и ЛНР на «светлодарской дуге» были представлены несколькими изолированными опорными пунктами. Это, в первую очередь, высота 223 и три укрепленных пункта — «Кикимора», «Звезда» и «Крест». Помимо них, оборудованные позиции были в небольшой лесопосадке, которую привычно именовали «Волшебный лес»:

«Вся эта красота располагалась на голом пространстве между Грязевым прудом, рекой Карапулькой и двумя селами под названием Калиновка (углегорское и светлодарское соответственно). Цена вопроса — пространство в три квадратных километра без каких-либо перспектив развить наступление в сторону Дебальцево»

К слову сказать, предложенное Евгением Крутиковым описание расположения опорных пунктов и подразделений ВСУ и ВС Республик, вполне согласуется с описанием, которое приводит Юрий Бутусов, главный редактор издания «Цензор.нет» — рупора украинской пропаганды:

«В районе Светлодарска полоса ответственности 54-й механизированной бригады ВСУ, где в полосе 25-го мотопехотного и 1-го механизированного батальонов этой бригады размещается гряда высот, на которую опирается оборона противника между занятыми русскими войсками Дебальцево и Углегорском.

В частности, со стороны противника перед селами Логвиново и Калиновка находятся высоты 223 и 216, на которых размещены опорные пункты 3-го батальона 7-й мотострелковой бригады 1-го армейского корпуса российских оккупационных войск»
.

Юрий Бутусов напоминает, что попытка атаковать позиции ВС ДНР на этом участке фронта предпринимались и ранее. Так, 29 июня отряд «Правого сектора» при поддержке 1-го и 25-го батальонов атаковали опорный пункт ВС ДНР на высоте 223 и даже — на какое-то время — овладели им. Однако, сокрушается главред «Цензора», спустя несколько часов после начала боя отряд получил приказ «оставить высоту и вернуться на исходные позиции». По мнению Юрия Бутусова «это странное решение не могло иметь мотивации, кроме политических соображений». Он уверен, что если бы в июне 2016 года высоту не сдали, то и в декабре события развивались бы совсем иначе.

Именно после июньского боя, подчеркивает Бутусов, командование ВС ДНР предприняло ряд шагов по укреплению обороны в этом районе. На этом (светлодарском) направлении были сосредоточены батареи ВС ДНР (российских регулярных войск на Донбассе, как считает Бутусов). Более того, боевые расчеты этих батарей произвели пристрелку не только украинских, но и собственных передовых позиций — на случай их захвата подразделениями ВСУ.

Кроме того, утверждает Бутусов, командование ВС ДНР приняло решение усилить 3-й батальон дополнительными подразделениями, в том числе 13-м батальоном территориальной обороны. А чтобы обезопасить господствующие высоты 223 и 216, между ними — в лесопосадке между позициями ВСУ и ВС ДНР — были оборудованы четыре опорных пункта, которые могли быть прикрыты огнем с близлежащих высот. Вот как Бутусов оценивает эти, вновь оборудованные, позиции в условиях той реальной войны, которая ведется сейчас в Донбассе:

«Позиции в этой лесопосадке позволяли противнику создавать угрозу для обороны 54-й бригады. В условиях локальной позиционной войны бои идут вот за такие лески, высотки, которые много месяцев является проблемой для подразделений, в чьей полосе они содержатся. В условиях войны это лесок площадью менее одного квадратного километра и эти четыре позиции были бы целью одного гаубичного артдивизиона и перемешаны с землей за один день.

Но локальная война ведется в соответствии со своей дипломатической логикой, — такого расхода боеприпасов больших калибров допускать нельзя. Поэтому месяц за месяцем продолжались перестрелки с пехотного вооружения. У противника лесопосадка получила название «Волшебный лес». Было разумнее не атаковать противника и сохранить жизни людей? Трудно сказать. Но это война — и если ты не отвечаешь ударом на угрозу, это не значит, что ты можешь избежать опасности»


Со слов Бутусова (с учетом того, что он не сторонний наблюдатель и эксперт, а офицер информационно-психологических войск) картина событий 18 декабря может быть представлена следующим образом.

К атаке на позиции ВС ДНР командование ВСУ готовилось заранее. Можно спорить по поводу того, на каком именно уровне принималось решение об этой атаке. Но предположив, что подготовка осуществлялась по меньшей мере в рамках бригады, а не одного лишь 1-го батальона, мы едва ли ошибемся. В основе замысла разработчиков операции лежал тот факт, что бойцы ВС ДНР, находящиеся на опорных пунктах в «Волшебном лесу», с завидной регулярностью постреливали в сторону позиций ВСУ, «прощупывая», как говорит Бутусов, оборону противника. Иными словами, всегда можно было представить заранее подготовленную атаку ВСУ как ответ на подобные — привычные и даже рутинные — действия. Именно рутинность этих «пострелушек» обеспечивала штурмовым группам ВСУ столь желанный фактор внезапности. Вот что пишет Бутусов в статье «Светлодарск: сценарий будущей войны»:

«18 декабря противник провел очередное прощупывание и обстрел наших позиций с «Волшебного леса». В ответ собрали ударную группу — до взвода, которая с тремя БМП атаковала «Волшебный лес». Для противника атака оказалась совершенно неожиданной, — боевики оставили четыре трупа, все вооружение и все четыре позиции в лесу и откатились назад, на господствующие высоты. Интересно, что, несмотря на заранее развернутую оборону, легкие повреждения — подбитую гусеницу — получила только одна БМП и была немедленно восстановлена. Наши заняли две позиции из четырех в самом лесу — остальные две не трогали, поскольку они хорошо простреливались противником с высоты. К сожалению, три украинских воина пошли вперед и оказавшись под фланговым огнем противника, погибли»

То, как описывает эти боевые действия Евгений Крутиков, скорее дополняют приведенное выше описание Бутусова. Крутиков указывает на вполне очевидные, не вызывающие, на его взгляд, сомнения обстоятельства. Так, по его мнению, 54-я бригада пошла в наступление, не имея никаких оперативных резервов для его развития. А 1-й батальон, который по мнению многих был едва ли не инициатором этой операции, «сам наступал как бы из глубины». Крутиков обращает внимание на отсутствие у атакующей стороны элементарного тактического обеспечения. «На передовой не оказалось даже достаточного количество машин, чтобы вывозить десятки раненых», — недоумевает он.

Повествуя о первых часах боя, Бутусов акцентирует внимание на его результатах. При этом чувствуется, что основным источником информации для него были военнослужащие именно 1-го батальона, выдвинувшиеся из глубины боевых порядков на передовую на БМП. Он не без гордости сообщает о том, что в первые часы батальону сопутствовал несомненный успех — с минимальными потерями в живой силе и технике (одна перебитая гусеница, которую быстро удалось восстановить).

Крутиков же обращает внимание на то, что атаку начали другие штурмовые группы бригады, выдвинувшись под прикрытием тумана на БТР. Перед ними, по его мнению, стояла задача «пригнуть» оборону ВС ДНР, дав возможность штурмовым группам «просочиться» на опорные посты. Но именно в этой фазе наступления военнослужащих ВСУ постигла неудача:

«Оборона не «пригнулась», и часть штурмовых групп была попросту сожжена из гранатометов. Затем ВСУ зашли в «Волшебный лес», где натолкнулись на засаду и понесли первые крупные потери. При этом подкрепления и другие штурмовые группы почему-то пошли в атаку через минные поля, что добавило потерь и неразберихи»

Оба комментатора — и Крутиков, и Бутусов — сходятся в том, что несмотря на потери (по Крутикову) или благодаря фактору неожиданности (по Бутусову) военнослужащим 1-батальона 54-й омбр удалось достичь некоторого успеха. Впрочем, по мнению Крутикова, приобретения ВСУ уже в этой фазе наступления если и превосходили издержки, то ненамного:

«ВСУ удалось занять высоту 223 и «Кикимору», а другие передовые позиции ВСН оставили сами, чтобы, напротив, избежать излишних потерь. Но даже в этих условиях закрепиться на некоторое время ВСУ смогли только на «Звезде». Занятие «Кикиморы» осложнило ситуацию, поскольку эта позиция находится на другом берегу реки Карапульки и Грязевского пруда, то есть практически в черте села Калиновка. Но никаких попыток прорыва в сторону непосредственно Дебальцево через Логвиново 54-я бригада уже не предпринимала, так как полностью выдохлась».

Приведенные выше соображения Юрия Бутусова по поводу расхода боеприпасов — отнюдь не мелочь. Ссылка на специфику «локальной» войны, которая, якобы, не сравнима с войной «настоящей», может свидетельствовать о том, что возможности ВСУ сосредоточить на направлении главного удара (даже если этот удар наносится силами всего лишь ротной тактической группы), мягко говоря, не беспредельны. Понятно, что будучи пропагандистом, Бутусов акцентирует внимание на тех эпизодах и результатах боя, в которых действия украинских военнослужащих выглядят позитивно. Но скрыть факт существенного перевеса ВС ДНР и ЛНР в огневой мощи он не может.

«Уничтожить и подавить противника на высотах только огнем артиллерии не получилось. Была проведена операция небольшими силами на небольшой ограниченной области. А самых высот во время этой вылазки наши не атаковали. Поскольку наблюдательные и огневые позиции противника на высотах 216 и 223 уцелели, подразделения, отступившие из «Волшебного леса», через несколько часов смогли восстановить положение.

Интересно, что гаубичный дивизион 7-й бригады, по данным российских источников, находился в этот момент далеко на полигоне и в бою не участвовал. Однако противник применил тяжелую артиллерию, нанеся артиллерийский удар по основным позициям ВСУ и по тем, что были заняты в лесу. Вследствие массированного обстрела наши войска понесли потери — появились новые погибшие.

18 и 19 декабря артиллерийские обстрелы наших позиций были действительно массированными, с большим расходом боеприпасов. Наша артиллерия отвечала адекватно. Однако подавить артиллерию противника — по различным субъективным и объективным причинам — не удалось»


Итак, по мнению Бутусова, уже в первые двое суток артиллерия ВС ДНР продемонстрировала свое несомненное превосходство. Что, косвенно, отметил и Крутиков, говоря о том, что на сутки «ситуация стабилизировалась». Именно в условиях этой стабилизации началось выдвижение из Дебальцево к линии фронта 7-й бригада ВС ЛНР — вместе со своим гаубичным дивизионом. К этому моменту, утверждает Евгений Крутиков, потери ВСУ стали столь значительны, что административная система тылового обеспечения перестала справляться:

«Выяснилось, что нет достаточного числа медицинского персонала и по-прежнему нет машин. Когда ресурсы Артемовска и Бахмута окончательно исчерпались, раненых стали вывозить в Харьков, Винницу и даже в Киев на вертолетах»

Опорный пункт «Кикимора» был отбит в результате первой же контратаки, даже резервы не понадобились, сообщает Крутиков. И только после этого «на позицию наконец-то вышла артиллерия»:

«Почти двухсуточное ее опоздание объясняется разными причинами, но в первую очередь — расположением систем обеспечения и снабжения. Частям ВСН пришлось преодолеть на морозе 70 километров — плёвое дело для современной техники, но склады горючего и боезапас были выведены глубоко в тыл по итогам четкого выполнения «Минска-2»

В 2016 году были зафиксированы несколько попыток ВСУ расширить контролируемую ими территорию. За примерам далеко ходить не надо. Это и захват «демилитаризованного» Широкино, и установление контроля над значительной частью промзоны в районе н.п. Авдеевка, и этот вот захват части территории «Волшебного леса».

Во всех этих случаях боевые действия разворачивались на небольшом участке фронта, в ограниченном районе. Единственной особенностью декабрьских боев на «светлодарской дуге», полагает Юрий Бутусов, «может считаться только плотность применения артиллерии». А в этом компоненте, ВС ДНР и ЛНР имели, судя по всему, несомненное превосходство. Что не может, пусть и косвенно, не признать Бутусов:

«К сожалению, локальные действия на небольшом участке фронта, в условиях, когда фланговые позиции противника не только не были подавлены, но даже не были атакованы, привели к серьезным потерям»



Добавить в друзья: | ЖЖ | твиттер | фейсбук | ВК | одноклассники | E-mail для связи: gnktnt@gmail.com
Tags: ВС ДНР, ВС ЛНР, ВСУ, Донбасс, Минские соглашения, Украина, перемирие
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment