Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

Для России отступиться от Алеппо — значит проиграть важное сражение в современной войне с США



В среду, 5 октября, независимое сирийское информационное агентство Al Masdar News (AMN) опубликовало сообщение, в котором говорится о том, что военное руководство Сирийской Арабской Республики (САР) приняло решение о снижении интенсивности огневых ударов по позициям боевиков в восточных кварталах Алеппо. Это решение, по мнению AMN, вызвано «стремлением улучшить гуманитарную обстановку на данном направлении» в условиях, когда «воинским формированиям ВС САР удалось добиться существенных успехов в борьбе против боевиков вооруженной оппозиции, занявших восточные районы города Алеппо». Впрочем, не исключено, что это решение командования Сирийской арабской армии (САА) принято также с учетом сложившейся политической ситуации.

В понедельник, 3 октября, в Совете Безопасности ООН начались дискуссии по предложенному Францией и Испанией проекту резолюции по Сирии. Наиболее важная часть этой резолюции — введение бесполетной зоны над территорией Алеппо. Авторы проекта обосновывали необходимость запрета полетов военной авиации над городом в частности тем, что Дамаск использует «малейшие нарушения режима прекращения огня, достигнутого при участии России и США, чтобы начать жестокие бомбардировки Алеппо». Глава МИД Франции Жан-Марк Эро в интервью изданию Libération, опубликованному во вторник, 27 сентября заявил:

«Режим однозначно хочет уничтожить этот город-мученик и эвакуировать часть местного населения, настроенного против властей, чтобы заменить этих людей на других, преданных режиму».

При этом Эро отметил, что «только радикальные группировки создают впечатление, что они могут эффективно сражаться против режима». И что именно это обстоятельство, по мнению главы французского внешнеполитического ведомства, позволяет Башару Асаду атаковать преимущественно позиции «умеренных повстанцев, так как именно они могут оказаться за столом переговоров, а этого Дамаск хочет избежать».

В понедельник, 3 октября, США заявили о том, что приостанавливают сотрудничество с Россией по вопросу перемирия в Сирии. В заявлении официального представителя Госдепартамента США Джона Кирби, распространенном в понедельник, говорится:

«Россия и сирийский режим сделали выбор в пользу военного курса, несовместимого с режимом прекращения огня, что было продемонстрировано усилившимися нападениями на гражданские объекты, объекты критической инфраструктуры, такие как больницы, препятствовала доставке гуманитарной помощи нуждающимся мирным жителям, в том числе напав на гуманитарный конвой 19 сентября».

Бои в условиях плотной городской застройки всегда сопровождаются гибелью среди мирного населения. И война в Сирии — не единственный военный конфликт, к участникам которого могут быть предъявлены претензии в том, что жертвами боевых действий становятся мирные жители.. Однако «пик претензий» к Башару Асаду и российскому военно-политическому руководству пришелся именно на прошедшую неделю. И эти претензии, равно как и развернувшаяся антироссийская кампания в СМИ с заявлениями сателлитов США о необходимости введения против России дополнительных экономических санкций, являются свидетельством того, что верх в сражении за Алеппо, решающем для всего хода войны в Сирии, одерживают правительственные войска. А информационно-психологические атаки и дипломатические демарши против России преследуют единственную цель — оказать давление на ВПР России, вынудив его принять решение о свертывании операции в Сирии.

Последующие события, однако, продемонстрировали решимость России продолжать «войну с глобальным терроризмом» до победного конца. К понедельнику, 10 октября, из сообщений информационных агентств стало ясно, что о снижении интенсивности боевых действий в Алеппо говорить пока рано...

В субботу, 8 октября, Россия заблокировала принятие в Совете Безопасности ООН резолюции, требующей прекратить бомбардировки Алеппо и полеты военной авиации над городом. Документ поддержали 11 стран-членов СБ, РФ и Венесуэла проголосовали против, и еще две страны воздержались.

«Резолюция не принимается, поскольку против нее проголосовал один из постоянных членов Совета Безопасности», — объявил постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин (исполняющий в октябре обязанности председателя Совбеза ООН).

Впрочем, не был поддержан и российский проект резолюции, предусматривающий — в целях прекращения боевых действий — вывод боевиков террористической организации «Джебхат ан-Нусра» из Восточного Алеппо.

Эксперты полагают, что обе резолюции — и французская, и российская — заранее были обречены на провал. Их выдвижение преследовало единственную цель — вынудить оппонента наложить на резолюцию вето, что позволило бы обвинить его в нежелании добиваться урегулирования сирийского конфликта.

Так, ветирование Россией французского проекта позволило представителю Великобритании в Совете Безопасности ООН Мэттью Райкрофту сделать несколько предельно резких заявлений в адрес России. По его мнению «вето не позволило достичь единства по Сирии», а также «нанесло ущерб престижу СБ ООН», тем самым Россия продемонстрировала, что привержена не мирному урегулированию в Сирии, а оказанию поддержки правительству в восстановлении контроля над страной.

С другой стороны, тот факт, что США и их сателлиты также воспользовались правом вето для того, чтобы заблокировать российский проект, в определенной степени уравнял позиции сторон. Хотя Западу и удалось создать весомый информационный повод для проведения серии масштабных акций в информационно-психологической войне против России, подавляющего преимущества США и их сателлитам достичь не удалось.

В основе информационно-психологической операции США — незатейливый концепт: «Россия поддерживает свою марионетку, а не стремится к урегулированию конфликта». По сути, Россия ответила им симметрично, выдвинув встречный концепт: «США поддерживает международный терроризм, урегулирование конфликта и судьбы мирных жителей их не заботят».

Тем не менее, некоторое, хотя далеко и не подавляющее, преимущество на фронтах информационно-психологической войны противники России получили. Достигнутые результаты рассчитаны на длительную перспективу. Не исключено, что упорство в вопросах, связанных с «гуманитарной ситуацией» в Алеппо, Путину постараются припомнить на предстоящих президентских выборах в России. Развитие ситуации в Сирии сравнивают с вводом советских войск в Афганистан, намекая, что исход будет таким же унизительным.

Наивно полагать, что если Россия «одумается» и откажется от поддержки «кровавого режима Асада», внешнеполитическая ситуация изменится, что в руководстве США возобладают идеи позитивного сотрудничества с Москвой, что последует отмена санкций и всему российскому народу будет счастье. Этого не произойдет, даже если Россия сдаст Донбасс и Крым. Более того, любые действия, всего лишь обозначающие смещение позиции России в сторону такого рода уступок, будут расценены нашим противником не столько даже как слабость России и даже не как готовность руководства нашей страны капитулировать, а как свой собственный и несомненный успех в информационно-психологической войне. Успех, который по объективным законам любой войны следует развивать — до полной победы над врагом.

Современная война — это, в первую очередь, война за души людей, а не за материальные ресурсы и территории. Ее оружие — телевидение и интернет, воздействующие не столько даже на сознание, сколько на подсознание. Задача этой войны — посеять в человеке, ставшего объектом информационно-психологической атаки, сомнения в том, что ему дорого, дискредитировать то, что для него свято. Это трудно, если не невозможно сделать на пустом месте. Для этого нужны «информационные поводы».

Война в Сирии — к сожалению, место «производства» таких поводов. И эти «поводы» беззастенчиво используются противником для ведения войны «за души людей», в том числе тех людей, кто живет далеко за пределами Сирии. В том числе (а может быть в первую очередь) такая война ведется против России.

Задача, которую ставит перед собой противник, — внушить ее гражданам, что нынешний режим Путина — прогнивший и коррумпированный, неспособный решать насущные проблемы населения страны, сдерживающий развитие бизнеса. Режим, аннексировавший Крым и оккупировавший Донбасс «в нарушение всех международных норм», сделал заложниками этих решений граждан России. Именно на плечи этих рядовых людей легло бремя не только необходимости «кормить» Крым и Донбасс, но и экономических санкций, вызванных этой «аннексией» и этой «оккупацией».

И тут, в дополнение ко всем этим «обременениям», Россия «увязла» в Сирии. Она бомбит «гуманитарные конвои, школы и больницы». При этом у нее «хватает наглости похваляться своими системами ПВО», хотя «всем известно», что армия Россия против НАТО — все равно что «моська против слона». Путин «должен уйти», он «засиделся» в президентском кресле, на смену ему и его «подельникам» должны прийти новые, «свежие» силы.

Таков, по большому счету, «ассортимент» инструментов информационно-психологической войны, ведущейся сегодня против российского народа. Он не слишком нов, этот инструментарий. Мы уже были свидетелями его применения в поздние годы перестройки и во всевозможных «бархатных революциях». Противник убежден, что на этой «мякине» нас можно «разводить» многократно. Что мы созданы для того, чтобы нас «разводить».

В восьмидесятых годах объектом информационно-психологической атаки стали коммунистические идеалы и, по большей части, все советское жизнеустройство. Нашлись «специалисты», которые убеждали нас в том, что с экономической точки зрения коммунизм неэффективен. Приводили примеры из жизни передовых капиталистических стран, не особо вдаваясь в детали бытия тех, которые, встав на путь «прогресса, рыночных отношения и истинной демократии», не преуспели. Нам говорили, что коммунизм подавляет свободу личности, что он... бесчеловечен. Многих убедили в порочности и ущербности коммунизма. В души еще большего числа советских людей посеяли сомнения в то, что коммунизм реален, что он не утопия. Им внушили мысль, что не дело «плясать под дудку пропагандистов КПСС», что надо, наконец-то, жить как «люди». Самое забавное, что среди этих «убеждавших», преобладали штатные идеологические работники КПСС.

А потом мы (вдруг!) обнаружили, что СССР расчленен и стремительно погружается в пучину регресса. «Метили в коммунизм — попали в Россию», сокрушались, глядя на это, некоторые «прозревшие» бойцы идеологического фронта (те, кто, между прочим, работали на геополитического конкурента).

Нынешние российские элиты не обременены коммунистическими идеалами (сейчас модно коммунизм хаять). Да, пожалуй, есть у них проблемы и с идеальным вообще. Поиски национальной идеи, например, пока что к ощутимым результатом не привели. Поэтому стоящая перед противником задача попроще — снести «режим» Путина, за последние 10 лет ставшего крайне неудобной для США фигурой. Потому что последствия этого «сноса» будут для России катастрофическими.

Схожие задачи ими уже ставились и до недавнего времени более или менее успешно решались. Ликвидированы «тоталитарные режимы» Саддама Хусейна, Хосни Мубарака, Муамара Каддафи». Сейчас решается задача ликвидации «кровавого режима» Башара Асада. В каких-то из этих случаев удалось ограничиться технологиями Джина Шарпа, в каких-то пришлось и силу применить. Военную — с крылатыми ракетами, космическими группировками и средствами радиоэлектронной борьбы.

Нас будут «разводить» по той же схеме, что и в случае с коммунизмом. По мере приближения президентских выборов нас будут убеждать в том, что Путин в роли президента — плохой выбор для страны, для народа, для каждого из нас. Пусть и не такой плохой, как коммунизм...

Донбасс и Сирия будут основными источниками «информационных поводов» для решения этой задачи. И стратегам информационно-психологической войны наплевать, что там идут реальные боевые действия, что там гибнут реальные люди.

Задача устранения «режима» Асада слишком уж переплелась с задачей устранения «режима» Путина. Пока Путин — президент, США не рискнут открыто влезть в военное противостояние с Россией. Поэтому их стратеги будут всеми силами затягивать процесс нормализации ситуации в Сирии — по крайней мере до того, как в России пройдут президентские выборы.

В этих условиях перед ВПР России и сирийским руководством стоит иная, в чем-то асимметричная, задача — достичь как можно более весомых результатов в ходе боевых действий. В первую очередь, взять под полный контроль Алеппо. Это необходимо сделать до завершения в США процессов, связанных с ротацией властных структур, включающих в себя и президентские выборы, и инаугурацию, и формирование новой администрации.

Невыполнение этой задачи будет серьезным и весьма болезненным поражением в ходе современной войны между Россией и США.


Добавить в друзья: | ЖЖ | твиттер | фейсбук | ВК | одноклассники | E-mail для связи: gnktnt@gmail.com
Tags: Алеппо, Россия, США, Сирия, война, информационная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments