Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

Заговор против СССР. Кадры решают все



Принято считать, что важнейшей причиной эксцессов на почве межэтнических отношений являлась «генетическая болезнь» советского строя, суть которой в том, что тоталитарный режим душил самобытную культуру народов СССР, лишал их национального самосознания. Зерна недовольства подспудно зрели, а когда «Перестройка» дала народам СССР «настоящую» свободу, избавив от оков тоталитаризма, они, эти зерна, и проклюнулись — в виде всевозможных общественных организаций, претендующих на роль спасителей национальной культуры и самобытности. Правда, при этом не замедлил возникнуть и конфликт интересов — между различными этническими группами, отстаивающими — каждый свою — самобытность. В ядре каждой такой группы при этом обязательно оказывались представители национальной интеллигенции, в первую очередь, из числа тех, которых в годы «брежневского застоя» называли диссидентами.

Другой причиной, по мнению некоторых экспертов-экономистов, являлся системный кризис советской экономики, якобы закономерно вытекающий из самой природы социализма. Этот кризис, считают они, постоянно углублялся. Как следствие — ухудшение материального положения граждан СССР, что несомненно добавляло остроты в межэтнические противоречия — и без того непростые.

Однако, при этом возникает вопрос: почему советскому руководству до «Перестройки» межэтнические противоречия худо-бедно удавалось разрешать мирным путем, а в период правления Горбачева сплошь и рядом приходилось применять силу? Причем не только милицию и войска МВД, но и армейские подразделения? Что бы там не говорили о проблемах, возникавших на этнической почве в период «застоя», но нельзя ведь отрицать того, что у милиции в те годы и дубинок-то не было. А уж о том, чтобы противоборствующие стороны использовали гранатометы, минометы, ракеты «Алазань» и даже вертолеты, во времена Брежнева и помыслить никто не мог.

Так может, дело, все-таки, «не в бобине»?

В этой связи не лишним будет вспомнить, что «Перестройка» — это еще и серьезные кадровые изменения, затронувшие всю КПСС — вплоть до первичных партийных организаций. Как и что происходило «на местах», заслуживает отдельного рассмотрения. А вот то, что происходило в Политбюро ЦК КПСС, в руководящих органах республик, лежит, что называется, на поверхности. Если сравнить две хронологически упорядоченные цепочки событий — изменение состава политбюро ЦК КПСС и партийного руководства союзных республик — с одной стороны, и протестные акции, сопровождающиеся актами насилия и боевыми действиями — с другой, нетрудно заметить между этими «временными диаграммами» явную корреляцию.

Многие не без основания полагают, что начало радикальным кадровым изменениям в высшем эшелоне власти положил Ю. В. Андропов. Вот что об этом говорит Николай Рыжков, член политбюро ЦК КПСС и глава правительства СССР при Горбачеве:

«В ноябре 82-го года меня — совершенно неожиданно — избрали секретарём ЦК, и Андропов ввёл меня в команду, готовившую реформы. Туда входили и Горбачёв, и Долгих… Мы стали разбираться с экономикой, а с этого началась перестройка в 85-м году, где практически были использованы итоги того, что сделали в 83—84-х годах».

И уточняет:

«Андропов поручил члену ПБ Горбачёву, кандидату в члены ПБ Долгих и секретарю ЦК по экономике Рыжкову тщательно изучить сложившееся в экономике положение и подготовить предложения по её реформированию»

Не вдаваясь в подробности, отметим лишь, что «команда реформаторов», о которой говорит Рыжков, была сформирована сразу после смерти Л.И. Брежнева (он скончался 10 ноября 1982 г). Оперативно....

В те времена «брежневский» состав Политбюро не отличался молодостью своих членов и даже кандидатов. Да и череда смертей Генеральных секретарей ЦК КПСС (Брежнев, Андропов, Черненко) менее чем за три года, не давали повода для оптимизма. В таких условиях решительные действия по обновлению состава высших органов партийной и государственной власти не могли не встретить поддержки у рядовых граждан СССР, да и в низовой партийной среде тоже. Поначалу...

Правда не могло не насторожить то, что уже в 1985 году июльский Пленум ЦК удовлетворил просьбу Романова об освобождении от обязанностей члена Политбюро и секретаря ЦК КПСС в связи с уходом на пенсию по состоянию здоровья. А ведь многие считали его реальным претендентом на пост генерального секретаря ЦК КПСС и после после смерти Андропова, и после смерти Черненко. Впрочем, другим претендентом на пост Генсека считали и Гришина — члена Политбюро и первого секретаря Московского горкома КПСС. Однако и он в декабре 1985 года был освобожден от обязанностей первого секретаря МГК, а 18 февраля выведен из состава Политбюро — в связи с уходом на пенсию.

Масштаб кадровых «преобразований» был весьма впечатляющим — уже в сентябре 1988 года от «брежневского призыва» в Политбюро практически никого не осталось. Дольше всех «задержался» Щербицкий, член Политбюро с 1971 года, первый секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Украины. Тем не менее, на сентябрьском пленуме 1989 года и он был освобожден от всех занимаемых им должностей — в связи с уходом на пенсию.

На смену изрядно постаревшему «брежневскому» призыву шел относительно молодой «горбачевский призыв». Со стороны это выглядело как вполне назревший, здоровый процесс. Беда, однако, в том, что этот процесс «пошел» в столь высоком темпе, что массовое сознание за ним, похоже, не поспевало. Все это усугублялось еще и тем, что на смену лидерам, пользовавшихся уважением в обществе, приходили люди, которым еще предстояло себя проявить, чей авторитет был не сопоставим с авторитетом уходящих. И этот процесс затрагивал все структуры КПСС, в том числе, и в первичные партийные организации.

На этом фоне дополнительный шанс получали всевозможные «неформальные лидеры». Вокруг них спешно строились и пестовались «неформальные» общественные, в том числе, политические движения, среди которых особое место занимали «национальные» (а точнее, националистические) «движения», «союзы» и «фронты». После отмены 6 статьи конституции СССР, законодательно закреплявшей руководящую и направляющую роль КПСС, являвшейся ядром политической системы СССР, эти «неформальные» объединения трансформировались в политические партии, положив тем самым начало современному политическому ландшафту на пространстве бывшего СССР.

Именно эти «неформальные» движения националистического толка, сыграли определяющую роль в развязывании межэтнических конфликтов. Будучи «неформальными» они не могли не противопоставлять себя КПСС в целом и ее лидерам на местах — в частности. Они и стали этой самой «неформальной», зато такой «живой» и «активной» оппозицией «режиму»,в том числе «местным князькам и царькам», которые (а как же!) погрязли в коррупции и везде, где только можно насаждали кумовство, продвигая на «хлебные» должности своих родственников.

И еще, если кто запамятовал: вопросы межнациональных взаимоотношений, массовых беспорядков входили в компетенцию 5 Управления КГБ. И советских диссидентов — всех мастей и национальностей — курировало именно это управление, возглавляемое Ф.Д.Бобковым. Существует не лишенная основания точка зрения, что национальные «фронты», «движения» и «союзы» первоначально создавались этим управлением как «спецструктуры».

В то же время, нельзя не обратить внимание на то, что обострению межнациональных отношений поспособствовали и кадровые «преобразования» в высших эшелонах КПСС.

16 декабря 1986 года в ходе рекордно короткого пленума ЦК КП Казахстана, длившегося всего 18 минут, обвинявшийся в широкомасштабной коррупции Динмухамед Кунаев был снят с поста первого секретаря ЦК КП Казахстана. На его место был избран присланный по рекомендации Горбачева первый секретарь Ульяновского обкома КПСС Геннадий Колбин. Смена руководителя республики привела к массовым беспорядкам, вошедшим в казахстанскую историю под названием Желтоксан

В октябре 1988 года из Политбюро ЦК КПСС выведен Гейдар Алиев — «по состоянию здоровья». Перед этим его три месяца в стационаре «обследовали» медики. По их мнению жить ему тогда оставалось недолго.

Примерно в это же время, опять-таки «по состоянию здоровья», освобожден от должности 1-го Секретаря ЦК КП Армянской ССР Карен Демирчян, проработавший на этой должности с 1974 года.

В отличие от случая с Кунаевым, эти две отставки не принято напрямую связывать с началом кровавых событий вокруг Нагорного Карабаха и армяно-азербайджанского конфликта в целом. Однако нельзя не обратить внимания на то, что этот конфликте резко обострился сразу же после этих отставок, а относительная стабилизация была достигнута после того, как в 1993 году Гейдар Алиев стал президентом Азербайджана.

12 января 1988 года от обязанностей первого секретаря ЦК КП Узбекистана освобожден Инамжон Усманходжаев — «в связи с уходом на пенсию». 24 мая 1988 года он выведен из членов Президиума Верховного Совета СССР. А 28 ноября 1988 года — из ЦК КПСС «как скомпрометировавший себя». Через месяц, 27 декабря 1989, года он будет осуждён по «Хлопковому делу» и приговорен к 12 годам лишения свободы. Но не отсидел и года — освобождён в 1990 году.

Практически сразу же после этой отставки — в мая-июне 1989 года — произошли ферганские события (погромы турок-месхетинцев). Конечно, погромщики ни разу не заявляли, что творят бесчинства в отношении турок-месхетинцев в отместку Центру, как это было в случае Кунаева. Но едва ли можно отрицать, что новому руководству не хватило авторитета для того, чтобы быстро локализовать конфликт.

Следует отметить еще одну особенность национального устройства СССР. Практически во всех республиках Советского союза существовали «места компактного проживания представителей этнических групп, отличных от титульной «национальности». Этнокультурные и конфессиональные различия во все времена служили почвой для возникновения напряженности между различными этническими или конфессиональными группами. Такие противоречия легче гасить при наличии авторитетного арбитра, стоящего над конфликтом. Роль такого арбитра естественным образом играл Центр — хоть во времена Российской империи, хоть во времена СССР. В зрелом СССР Центр, пожалуй, обладал даже большими возможностями, чему способствовала коммунистическая идеология с ее идеями интернационализма и братства всех народов. У любых этнических групп, соответственно, всегда была если и не полная уверенность, то хотя бы надежда, что Центр все «разрулит».

Однако, в период «Перестройки» такая национальная политика была поставлена под сомнение. В экономической сфере жесточайшей критике подвергалась «административно-командная система», в массы активно продвигалась идея, что де «на местах виднее», что полномочия Центра по распределению ресурсов необоснованно завышены. Передача части полномочий от Центра Грузии, например приводило к тому, что Абхазии уже не к кому было апеллировать. Но это-то и означало, что в таких условиях оставалось надеяться только на себя. А кадровая чехарда в руководстве — что в Центре, что на местах — отнюдь не добавляла этому руководству авторитета. Тем труднее было руководящим органам что СССР, что союзных республик играть роль арбитра в межэтнических отношениях. Особенно в условиях, когда эти конфликты сознательно программируются, провоцируются и поддерживаются.

Справка

Изменение состава Политбюро ЦК КПСС с апреля 1985 по июль 1991 года
(по материалам сайта «Время СССР»):

23 апреля 1985 года Пленум ЦК КПСС перевел В. М. Чебрикова из кандидатов в члены Политбюро ЦК, избрал членами Политбюро ЦК Е. К. Лигачева, Н. И. Рыжкова. Кандидатом в члены Политбюро ЦК был избран С. Л. Соколов.

1 июля 1985 года Пленум ЦК КПСС перевел из кандидатов в члены Политбюро ЦК Э. А. Шеварднадзе. Пленум удовлетворил просьбу Г. В. Романова об освобождении от обязанностей члена Политбюро и секретаря ЦК КПСС в связи с уходом на пенсию по состоянию здоровья.

15 октября 1985 года Пленум ЦК КПСС избрал кандидатом в члены Политбюро ЦК Н. В. Талызина. Пленум освободил Н. А. Тихонова от обязанностей члена Политбюро ЦК в связи с его уходом на пенсию по состоянию здоровья.

18 февраля 1986 года Пленум ЦК КПСС избрал Б. Н. Ельцина кандидатом в члены Политбюро ЦК. Пленум освободил В. В. Гришина от обязанностей члена Политбюро ЦК в связи с уходом на пенсию.

6 марта 1986 года Пленум ЦК КПСС избрал Политбюро:

Члены: М. С. Горбачёв, Г. А. Алиев, В. И. Воротников, А. А. Громыко, Л. Н. Зайков, Д. А. Кунаев, Е. К. Лигачев, Н. И. Рыжков, М. С. Соломенцев, В. М. Чебриков, Э. А. Шеварднадзе, В. В. Щербицкий

Кандидаты: П. Н. Демичев, В. И. Долгих, Б. Н. Ельцин, Н. Н. Слюньков, С. Л. Соколов, Ю. Ф. Соловьев, Н. В. Талызин

28 января 1987 года Пленум ЦК КПСС избрал кандидатом в члены Политбюро ЦК А. Н. Яковлева. Пленум освободил Д. А. Кунаева от обязанностей члена Политбюро ЦК в связи с его уходом на пенсию.

26 июня 1987 года Пленум ЦК КПСС перевел из кандидатов в члены Политбюро ЦК Н. Н. Слюнькова, А. Н. Яковлева; избрал членом Политбюро ЦК В. П. Никонова; кандидатом в члены Политбюро ЦК Пленум избрал Д. Т. Язова. От обязанностей кандидата в члены Политбюро был освобожден С. Л. Соколов в связи с его уходом на пенсию.

21 октября 1987 года Пленум ЦК КПСС освободил Г. А. Алиева от обязанностей члена Политбюро ЦК в связи с его уходом на пенсию по состоянию здоровья.

18 февраля 1988 года Пленум ЦК КПСС избрал кандидатами в члены Политбюро ЦК Ю. Д. Маслюкова, Г. П. Разумовского. Пленум освободил Б. Н. Ельцина от обязанностей кандидата в члены Политбюро ЦК.

30 сентября 1988 года Пленум ЦК КПСС избрал членом Политбюро В. А. Медведева; кандидатами в члены Политбюро ЦК — А. В. Власова, А. П. Бирюкову и А. И. Лукьянова. Пленум удовлетворил просьбу А. А. Громыко и освободил его от обязанностей члена Политбюро ЦК КПСС. В связи с уходом на пенсию Пленум освободил от обязанностей члена Политбюро ЦК М. С. Соломенцева, от обязанностей кандидата в члены Политбюро В. И. Долгих, от обязанностей кандидата в члены Политбюро ЦК П. Н. Демичева.

20 сентября 1989 года Пленум ЦК КПСС избрал членом Политбюро ЦК В. А. Крючкова и перевел из кандидатов в члены Политбюро ЦК Ю. Д. Маслюкова. Кандидатами в члены Политбюро ЦК были избраны Е. М. Примаков и Б. К. Пуго. Пленум ЦК КПСС освободил от обязанностей членов Политбюро В. П. Никонова, В. М. Чебрикова и В. В. Щербицкого в связи с их заявлениями об уходе на пенсию. От обязанностей кандидатов в члены Политбюро освобождены Ю. Ф. Соловьев и Н. В. Талызин в связи с уходом на пенсию.

9 декабря 1989 года Пленум ЦК КПСС избрал членом Политбюро ЦК В. А. Ивашко.

14 июля 1990 года Пленум ЦК КПСС избрал Политбюро:
Члены: М. С. Горбачёв, М. М. Бурокявичюс, Г. Г. Гумбаридзе, С. И. Гуренко, А. С. Дзасохов, В. А. Ивашко, И. А. Каримов, П. К. Лучинский, А. М. Масалиев, К. Махкамов, В. М. Мовсисян, А. Н. Муталибов, Н. А. Назарбаев, С. А. Ниязов, И. К. Полозков, Ю. А. Прокофьев, А. П. Рубикс, Г. В. Семенова, Э.-А. А. Силлари, Е. Е. Соколов, Е. С. Строев, И. Т. Фролов, О. С. Шенин, Г. И. Янаев

11 декабря 1990 года Пленум ЦК КПСС освободил от обязанностей членов Политбюро ЦК В. М. Мовсисяна и Е. Е. Соколова. Пленум избрал членами Политбюро ЦК А. А. Малофеева и С. К. Погосяна.

31 января 1991 года объединенный Пленум ЦК и ЦКК КПСС избрал членом Политбюро ЦК Л. Э. Аннуса. Пленум освободил Г. Г. Гумбаридзе и Г. И. Янаева от обязанностей членов Политбюро ЦК.

25 апреля 1991 года объединенный Пленум ЦК и ЦКК КПСС ввел в состав ЦК КПСС Д. Б. Аманбаева и избрал его членом Политбюро ЦК КПСС. Членами Политбюро избраны Г. И. Еремей, М. С. Сурков. Пленум освободил от обязанностей члена Политбюро А. М. Масалиева в связи с прекращением его деятельности в качестве первого секретаря ЦК Компартии Кыргызстана.

26 июля 1991 года Пленум ЦК КПСС освободил С. К. Погосяна от обязанностей члена Политбюро ЦК КПСС в связи с прекращением его деятельности в качестве первого секретаря ЦК Компартии Армении.


Добавить в друзья: | ЖЖ | твиттер | фейсбук | ВК | одноклассники | E-mail для связи: gnktnt@gmail.com
Tags: Андропов, Бобков, Горбачев, Желтоксан, Нагорный Карабах, Политбюро, СССР, перестройка, ферганские погромы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments