Федор Чемерев (nkfedor) wrote,
Федор Чемерев
nkfedor

Космическая отрасль в «лихие девяностые» — технология удушения



Один из читателей моей предыдущей публикации на космическую тему, охарактеризовал свое отношение к обсуждаемой в статье проблематике так:

«На мой взгляд сегодня мало в какой отрасли в стране дела идут так хорошо как в космической промышленности. Наверное года до 2005 дела были не так радужны как хотелось бы, но с 2006 года тренд пошёл резко в позитивную сторону».

Я не стану настаивать на том, что в этих словах правды нет. Более того, можно сказать, что приведенное утверждение и есть эта самая правда. Действительно, в середине нулевых многие предприятия отрасли почувствовали заметное облегчение. Стало ощутимо лучше. Но это облегчение — не более чем «эффект продажи козы» из известного анекдота. Говорю это с полной ответственностью, поскольку знаю ситуацию изнутри, пусть и на примере всего лишь одного предприятия космической отрасли.

В НИИ Химического Машиностроения, где испытывались, да и сейчас испытываются космические аппараты и ракетные двигатели, я проработал с 1977 по 1999 год. Принимал участие в строительстве крупнейшего в СССР комплекса (ККИ) для проведения тепловакуумных испытаний крупногабаритных космических аппаратов. Участвовал во всех испытаниях, которые проводились на этом комплексе — основного модуля (17КС) станции «Мир», грузового отсека космического корабля «Буран» (11Ф35), спутника оптико-электронной разведки «Аракс» (11Ф664). Сейчас нет ни станции «Мир», ни «Бурана», ни «Аракса», ни нашего комплекса на котором эти изделия проходили тепловакуумную отработку. Не осталось ничего.

Нельзя сказать, что наш комплекс извели под корень. Говорят, оборудование азотного завода демонтировали и вывезли на Байконур. Хорошо, если так. Могли ведь — и на металлолом. И камера наша (КВИ) почти цела — со своими вакуумными насосами (возможно, не со всеми) и с криогенными экранами. Не исключено, что осталось что-то и от имитатора солнечного излучения.

Тут ведь что важно. Решения о ликвидации, а зачастую о полном демонтаже и резке на металлолом стенда для экспериментальной отработки изделий космической техники принимались не где-нибудь там, наверху, а в кабинете директора института. Нередко — со слезами на глазах у тех, кто этот стенд строил, нянчил, доводил до ума, вкладывая и время, и нервы, и душу. То, о чем будет сказано ниже, — это судьба конкретного предприятия космической отрасли — НИИХИММАШа. Но есть великое подозрение, что очень похожую судьбу разделили и другие оборонные предприятия.

Процесс удушения предприятий оборонного комплекса (а я настаиваю на том, что это слово в точности соответствует происходившему в девяностые годы) протекал по одному и тому же «типовому» сценарию. Знание этого сценария (если угодно, технологии) необходимо еще и для того, чтобы разобраться в процессах, происходящих сегодня. Процессы эти тоже крайне тревожные. Но специфика у них иная. И эту разницу важно почувствовать. Именно поэтому я и предлагаю описание «сценария удушения», реализовавшегося в «лихие 90-е».

Короче, вниманию читателя я хочу предложить что-то вроде Технологической карты процесса удушения предприятий космической отрасли:

1. На начальной стадии приостанавливается выполнение запланированного оборонного заказа. Головные предприятиям-разработчики не получают финансирования. Как следствие лишаются финансирования их подрядчики — по всей цепочке.

2. Как только становится ясно, что

— перебои с финансированием — отнюдь не временное явление, а напрямую связаны с политическим курсом на десуверенизацию страны (оборонный потенциал приносится в жертву идее вхождения в западную цивилизацию),

— сложившейся структуры кооперативных связей (как внутри министерств, так и межотраслевых) более не существует (ее «оптимизируют» под предлогом сокращения бюрократического аппарата и в связи с необходимостью избавиться от лиц, заподозренных в связях с ГКЧП), поэтому выбираться из этой «потенциальной ямы» придется в одиночку,

— в этих условиях жизнеобеспечение моногородов, своим существованием обязанных предприятию (и, в связи с этим не имеющих иных коммунальных служб, кроме подразделений этого предприятия), по-прежнему является головной болью его руководства,

— взаимоотношения с внешним миром стремительно коммерционализируюстя,

дирекция вынуждена:

— выставить на продажу «неликвиды» — трубы из дефицитного металла, запасы кабеля, станочное оборудование, электронно-вычислительные системы (в том числе — на драгметаллы), строительные материалы, предназначенные для реконструкции старых и создания новых мощностей,

— предложить сторонним организациям (на коммерческой основе) элементы имеющейся инфраструктуры (подъездные железнодорожные пути и сети автодорог на территории предприятия), погрузочно-разгрузочные площадки, транспорт и погрузочно-разгрузочные средства, помещения цехов и монтажно-испытательных корпусов,

— предложить сторонним организациям возможность доступа к электроэнергии, которой предприятие продолжает снабжаться.

3. Следующая стадия характеризуется тем, что основные подразделения (стенды, цеха, коллективы разработчиков и технологов) пребывают в депрессивном состоянии, а вспомогательные службы (отдел сбыта, отдел Главного энергетика, службы ответственные за складские помещения, транспорт и погрузочные средства) фактически становятся определяющими в том, что касается управления ресурсами предприятия, руководство этих подразделений заявляет о свои претензиях на особый статус.

4. Общий процесс криминализации страны (переход на «новую» этику отношений между субъектам экономической деятельности) охватывает и эти «вспомогательные» службы. К электроподстанциям, контролируемым службами Главного энергетика, можно подключать «нелегальных» потребителей, появляется возможность брать взятки при реализации «неликвидов», обеспечения тех или иных преференций в доступе к инфраструктуре.

5. Руководство предприятия оказывается вовлечено в оформляющиеся теневые схемы. Предельная честность и нравственность пасует перед аргументом — не примешь «новые» реалии, не подключишься к «новым» схемам, совсем утратишь контроль за ситуацией. А так можно попытаться удержать процессы хоть в каких-то рамках («Тот кто меня сменит, скорее всего, окажется еще большей сволочью»).

6. Эти процессы сопровождаются качественным изменением кадрового состава. Уходят квалифицированные рабочие, инженеры средних способностей пополняют ряды «челноков-мешочников». В начале 90-x это было не просто средством выживания, но и реальной возможностью повысить свой материальный доход, а при благоприятном стечении обстоятельств — существенно повысить свой социальный статус, основать «свой» бизнес. Те же, кто достиг в своей профессии уровня, достойного собственного уважения и уважения своих коллег, до последнего момента оттягивают момент ухода с предприятия. Некоторые из них даже после ухода на «вольные хлеба», мечтают о возвращении, а если им (вдруг!) кажется, что ситуация на родном предприятии стала улучшаться — возвращаются.

7. Завершающая стадия (если вообще можно говорить о завершении) — «сброс коммунального балласта». ЖКХ — может быть не очень лакомый, но вполне съедобный кусок. С какой стати, какой-то там НИИ (по факту — «пациент скорее мертв, чем жив») содержит котельную, водонасосные агрегаты, коммуникации электро— и водоснабжения? Это, конечно, не дележ акций Норникеля, но уже оформилась местная (демократически избранная) власть, появились новые люди, готовые строить бизнес на этих коммуникациях и насосах.

Наконец, объективная необходимость смены поколений в руководстве предприятия — в условиях, когда при имеющемся кадровом голоде вертикальные служебные лифты обладают низкой пропускной способностью, возникают предпосылки для смены кланов, стоящих у руля предприятия. При этом обычно задействуются ресурсы местных администраций (мэров и губернаторов), и новое руководство в какой-то мере отражает — наряду с раскладом в отраслевых структурах государственной власти — еще и текущую расстановку политических сил в регионе.

Вся эта мрачная картина отчасти смягчается тем, что обрушение госзаказа, по крайней мере, до настоящего времени, не носило абсолютного характера. На годы обвала пришлось завершение разработки некоторых прорывных проектов, начатых, в советское время. На этом все и держалось.



Добавить в друзья: | ЖЖ | твиттер | фейсбук | ВК | одноклассники | E-mail для связи: gnktnt@gmail.com
Tags: ОПК, космос, ракетно-космическая отрасль, современная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments